Военно-морской флот России


15 января 1698 г. Петр I получает патент корабельного мастера

Описание  

 

Приступая к строительству регулярного военного флота, Петр I прекрасно понимал, что одними приглашенными иностранными мастерами ему не обойтись. Необходимо было готовить своих, российских кораблестроителей. И начать это дело молодой царь решил с себя и со своих ближайших соратников. Он снаряжает в страны Западной Европы “Великое посольство”, имевшее важную дипломатическую миссию – расширить и укрепить союз против Турции. Одновременно составу посольства был придан отряд из трех десятков волонтеров, набранных из давних соратников царя по “потешному полку”. Их главнейшей задачей было изучение секретов строительства больших кораблей. В состав этой группы под именем Петра Михайлова тайно вошел сам царь.

Великое посольство выехало из Москвы в конце февраля 1697 года. Опередив посольство, Петр I со своими помощниками остановился в небольшом приморском голландском городке Саар-дам, где тогда находилось до полусотни лучших в Голландии верфей. Царь нанялся рядовым плотником на частную верфь судопромышленника Линста Рогге, однако смог проработать там всего восемь дней, так как случайно его инкогнито было раскрыто и царь-плотник стал привлекать толпы любопытных жителей, мешавших ему работать. Тогда Петр с десятком волонтеров переехал из Саардама в Амстердам на Ост-Индскую верфь. Под руководством корабельного мастера Герита Класа Поля Петр I заложил и вместе со своими волонтерами построил 33-метровый фрегат “Апостолы Петр и Павел”. Более трех месяцев работал корабельным плотником русский царь на постройке этого судна. Одаренный от природы, он настолько быстро все схватывал, что вскоре усвоил большую часть знаний, которыми обладал его учитель. Герит Поль был в восторге от успехов ученика и выдал русскому царю патент с текстом, не требующим комментариев: “Я нижеподписавшийся, Герит Клас Поль, корабельный мастер при Амстердамской камере привилегированной Ост-Индской компании, свидетельствую и удостоверяю по истине, что Петр Михайлов (находящийся в свите Великого московского посольства, в числе тех, которые здесь в Амстердаме на Ост-Индской корабельной верфи, с 30 августа 1697 года и по нижесказанное число, жили и под нашим руководством плотничали), во все время благородного здесь пребывания своего был прилежным и разумным плотником, также в связывании, заколачивании, сплачивании, поднимании, прилаживании, натягивании, плетении, конопачении, стругании, буравливании, распиловании, мощении и смолении поступал как доброму и искусному плотнику надлежит и помогал нам в строении фрегата “Петр и Павел”, от первой закладки его, длиною во 100 фут (от форштевня до ахтерштевня), почти до его окончания и не только что под моим надзором корабельную архитектуру и черчение планов его благородие изучил основательно, но и уразумел эти предметы в такой степени, сколько мы сами их разумеем. Для подлинного удостоверения я подписал сие моею собственной рукою. Дано в Амстердаме, в нашем постоянном местопребывании на Ост-Индской верфи, 15 января в лето господне 1698 г. Герит Клас Поль, корабельный мастер привилегированной Ост-Индской компании в Амстердаме”.

Однако Петр I, работая под руководством этого, считавшегося одним из лучших в Голландии, мастера был разочарован не только в его познаниях, но и познаниях всех других голландских мастеров. Они были неплохими практиками, но почти не знали теории кораблестроения и не могли обосновать целесообразность применения того или иного конструктивного приема или размера.

Петр I хотел, чтобы отечественное кораблестроение развивалось на научной основе. Поэтому он решил, что русским в Голландии больше делать нечего, а продолжить обучение следует в Англии, где вопросам теории кораблестроения уделяли больше внимания.

 
http://aleysk.sredi-cvetov.ru/ доставка цветов и букетов в алейске.