Военно-морской флот России


14 июня 1657 г. Родился адмирал К.И. Крюйс

Описание Фотографии

 

     
Корнелий Иванович Крюйс был голландцем, родившимся в норвежском городе Ставангере. В юном возрасте он оказался в Голландии, где поступил на морскую службу. Много плавал, командовал судами, хорошо знал портовую службу и корабельное дело. За отличия по службе получил чин вице-адмирала и должность экипаж-мейстера Амстердамского адмиралтейства. Он составлял списки всех принадлежностей каждого судна, следил за работой мастеров на верфях, проверял их отчеты, оснащение судов.

В 1698 году К.И. Крюйс перешел на русскую службу с сохранением чина вице-адмирала и был направлен на Воронежскую верфь для руководства строительством первых казенных кораблей вместо неоправдавших себя “кумпанских”. Одновременно по поручению Петра I он приступил к работе над первым Морским уставом российского флота. 63 статьи по организации морской службы, написанные Крюйсом, легли в основу этого устава. В рукописном виде ими пользовались до 1710 года, а затем в печатном вплоть до издания петровского Морского устава 1720 года. Во время Первого Азовского похода русской армии К.И. Крюйс вместе с адмиралом Ф.А. Головиным командовал Азовской эскадрой. В ходе первого плавания русских кораблей по Азовскому морю Крюйс сделал его подробное описание от Азова до Керчи и обратно. Им же была составлена подробная карта Дона от Воронежа до впадения в Азовское море, а также карты Азовского и Черного морей, канала между речками Навла и Камышинка (один из участков будущего Волго-Донского канала) и записки о Доне и городе Азове. “Атлас Крюйса” был опубликован в 1703 году известным амстердамским издателем Генрихом Донкером.

Вице-адмирал К.И. Крюйс был одним из создателей Адмиралтейства в Санкт-Петербурге, руководил строительством крепости Кроншлот и Толбухина маяка. В июне 1705 года он отличился при защите Санкт-Петербурга и Котлина от шведской эскадры. В 1710 году участвовал в осаде и взятии Выборга. В течение многих лет К.И. Крюйс отвечал за подготовку Котлинской и Ревельской эскадр к очередным кампаниям, руководил обороной Архангельска и Кроншлота, помогал Петру I строить новые корабли для русского флота.

В июле 1713 года в ходе преследования шведских кораблей первые два корабля эскадры вице-адмирала Крюйса, 50-пушечные “Выборг” и “Рига” под флагом Крюйса, выскочили на неизвестную каменистую отмель. Остальные русские корабли прекратили погоню и пошли на помощь потерпевшим бедствие. “Ригу” удалось снять с мели, а “Выборг” переломился и был сожжен экипажем. Против вице-адмирала Крюйса было начато судебное разбирательство. В состав суда вошли контр-адмирал Петр Михайлов (Петр I), капитан-командор А.Д. Меншиков, капитаны Змаевич, Нальсон, Кронебург, Сиверс, капитан-лейтенант Беринг, лейтенанты Зотов и Мишуков. Председательствовал на суде генерал-адмирал Ф.М. Апраксин. 22 января 1714 года за нераспорядительность и прекращение преследования неприятеля К. Крюйс был приговорен к смертной казни, но, учитывая большие заслуги обвиняемого, Петр I ограничился высылкой вице-адмирала в Казань.

В 1715 году К.И. Крюйс вернулся из ссылки в Санкт-Петербург, где на различных должностях служил в береговых ведомствах флота. В 1717 году после образования Адмиралтейств-коллегии он стал ее вице-президентом. Почти четверть века Корнелий Иванович Крюйс был вице-адмиралом и стал полным адмиралом лишь под конец своей жизни — в 1721 году. Во время празднования Ништадтского мира в сентябре 1721 года Петр I назвал его “отцом русского флота”. Адмирал К.И. Крюйс и генерал-адмирал Ф.М. Апраксин сидели на почетных местах первого ботика царя Петра в ходе праздничного морского парада кораблей Балтийского флота в августе 1723 года.

Скончался адмирал К.И. Крюйс в 1727 году, отдав 30 лет своей жизни делу становления и укрепления российского флота.

 

14 июня 1905 г. Восстание на броненосце “Князь Потемкин”

12 июня 1905 года в район Тендровской косы Черного моря для пробных стрельб из орудий главного калибра вышел новый броненосец “Князь Потемкин-Таврический”. Его сопровождал миноносец № 267. Утром 14 июня на корабли привезли продукты, среди которых оказалось недоброкачественное мясо. Команда броненосца отказалась есть борщ из этого мяса. Не подействовали на матросов и угрозы командира броненосца капитана I ранга Е.Н. Голикова. Напряжение ситуации нарастало. Голиков вызвал вооруженный караул, который окружил около 30 матросов. Старший офицер корабля И.И. Гиляровский приказал принести брезент от баркаса. Стало понятно, что скоро окруженных накроют брезентом и расстреляют. Спасая товарищей, матросы восстали. Были захвачены винтовки и патроны. Машинный унтер-офицер А.Н. Матюшенко метнул штык в командира, но Голиков увернулся. Один из зачинателей восстания, артиллерийский квартирмейстер Г.Н. Вакулинчук попытался разоружить старшего офицера, но караульный начальник квартирмейстер А.Я. Денчик двумя выстрелами смертельно ранил Вакулинчука. Гиляровский также выстрелил ему в грудь. Матросы открыли ответный огонь, поразивший Гиляровского, Голикова и еще

пятерых офицеров. Некоторых офицеров выбросили за борт, остальных арестовали. Командир миноносца № 267 лейтенант П. Клодт попытался увести свой корабль в Севастополь, но после нескольких выстрелов 47-мм пушек броненосца подошел к его борту. Команда миноносца присоединилась к потемкинцам.

Вечером 14 июня оба корабля пришли в Одессу, где в то время проходила всеобщая стачка. На следующий день похороны Вакуленчука превратились в многотысячную демонстрацию. Гарнизон города заколебался. Власти находились в растерянности. Рабочие и матросы могли овладеть городом, но не сумели принять правильных решений. Они не начинали активных действий до подхода эскадры, так как надеялись, что она примкнет к восставшим кораблям.

Николай II был потрясен известием о событиях в Одессе. “Примите немедленно самые жестокие, решительные меры к подавлению восстания, как на “Потемкине”, так и среди населения порта. Каждый час промедления может в будущем стоить потоков крови”, - телеграфировал он командующему войсками Одесского округа генералу С. Каханову. Для захвата или уничтожения мятежного броненосца к Одессе были направлены отряды адмиралов Ф. Вишневецкого и А. Кригера: 5 броненосцев, крейсер и 7 миноносцев.

В ночь с 15 на 16 июня царские войска ружейно-пулеметным огнем прекратили всякое сообщение между портом и городом. 17 июня к Одессе было стянуто почти 14- тысячное войско, началась установка крупнокалиберных береговых орудий. На “Потемкине” решили выйти навстречу кораблям эскадры. При выходе с рейда с броненосца сделали несколько выстрелов по войскам на набережной и дому командующего, но ни один из снарядов в цель не попал. В полдень 17 июня на виду Одессы восставший броненосец встретился с эскадрой, шедшей строем фронта двумя линиями. Отвергнув предложение о сдаче, “Князь Потемкин” прошел сквозь строй кораблей. Наведенные друг на друга пушки молчали. По приказу вице-адмирала Кригера весь отряд развернулся и направился за “Потемкиным”. Тот также повернул на 180 градусов и, дав полный ход, вторично прорезал строй эскадры. В это время эскадренный броненосец “Георгий Победоносец”, подняв красный флаг, перешел на его сторону. Опасаясь присоединения к восставшим остальных кораблей, Кригер увел эскадру в Севастополь. Революционные броненосцы и миноносец № 267 направились в Одессу. Здесь к ним присоединилось судно “Веха”.

Утром 18 июня во время погрузки угля на корабли офицеры и кондукторы “Георгия Победоносца” дали ход и посадили корабль на мель в Одесской гавани. Бывший союзник становился опасным соседом, поэтому вечером того же дня “Потемкин” в сопровождении миноносца № 267 ушел в румынский порт Констанца. Румынские власти отказались снабжать революционные корабли, и они перешли в Феодосию. Не получив и там угля и продовольствия, броненосец “Потемкин” и миноносец вернулись в Констанцу, где 25 июня были интернированы. Вскоре броненосец на буксире привели в Севастополь. Большинство потемкинцев вернулось на Родину уже после Февральской революции. Команда миноносца отказалась остаться за границей и вернулась на своем корабле в Россию.

 
Профилактика и лечение наркомании в тюмени reshenie45.ru.