Военно-морской флот России

Кадесников Н.З. Краткий очерк белой борьбы под Андреевским флагом на суше, морях, озерах и реках России в 1917-1922 гг.

На Каспийском море в 1918-19 гг.

Как неизбежное следствие большевистского переворота, уже в начале 1918 г. начала неудержимо разваливаться и наша Кавказская Армия.

По пятам разбегавшихся революционных войск на Кавказ двигались турки.

Англичане, боясь, что турки вместе с немцами доберутся до Баку, т. е. до драгоценной нефти, готовили на севере Персии "кулак" для противодействия нежелательным посягательствам.

Весь район Каспийского моря в те смутные годы буквально кипел: в Астрахани уже хозяйничали большевики, в Баку шла резня между татарами и армянами, власть же была в каких-то архиреволюционных руках; вдоль дороги Энзели-Решт разбойничала хорошо организованная шайка Кучик-хана; Казвин бурлил накапливающимися вооруженными силами генерала Данстервиля, так. наз. "Данстерфорса", и присоединившимся к нему отрядом генерала Бичерахова. Несмотря на развал и крушение фронта, генералу Бичерахову до известной степени удалось сохранить во вверенном ему отряде порядок и дисциплину. А главное, что они хотели и были готовы драться с большевиками.

В июне 1918 г. "Бичераховцы" выступили из Казенна в поход на Решт очищать дорогу для "Данстерфорса" от банд Кучик-хана.

Заняв Баку, генерал Бичерахов направил все свои усилия на установление порядка и поддержание престижа русского имени. Но тут ему пришлось столкнуться с противодействием и открытым недовольством революционной матросни, составлявшей экипажи военных кораблей и порта и возглавляемой их "Центрокаспием" - комитетом с полубольшевистской окраской. Каспийская военная флотилия, состоявшая тогда из канонерских лодок "Каре" и "Ардаган" (с сильной артиллерией) и нескольких вооруженных пароходов, представляла из себя скорей пиратскую вольницу, не признававшую никого и ничего.

Генералу Бичерахову надо было торопиться с уничтожением этого очага постоянных смут и большевистской заразы, для каковой цели он командировал в Черное море корабельного инженера поручика Н. А. Дремлюженко, с просьбой к Морскому Командованию прислать кадр, офицеров и команды для ликвидации "Дентрокаспия" и создания Добровольческой военной флотилии, при помощи которой можно было бы обеспечить тыл и правый фланг Добровольческой Армии, продвигавшейся через Терскую область к побережью моря.

В Казвине в ту пору находилась небольшая группа морских офицеров, пробравшихся туда в разное время и различными путями, но с одной целью: всеми силами защищать интересы и честь русской земли, обкрадываемой и раздираемой на части не только явными недругами, но и ее "друзьями" и "союзниками".

Узнав от английского консула Макдональда, только что прибывшего в Казвин из Баку, все политические фронтовые и иные новости и взвесив их, наши испытанные уже балтийцы: старший лейтенант Н. Н. Лишин, ст. лейт. Н. В. Потапов, лейтенант барон Нолькен и др., поверили, что как "Данстерфорс", так и организуемая в Энзели боевая английская флотилия ставят главной своей целью "помощь" в белой борьбе, почти одновременно вспыхнувшей, правда, отдельными очагами, по всем пограничным областям необъятной Российской Империи.

С предлагаемой службой в составе английской флотилии русских моряков примиряли два важных обстоятельства: на английских кораблях будут поднять! Андреевские флаги и, состоя в числе личного состава флотилии, они всегда будут в курсе эгоистично "мудрой" политики лукавого Альбиона, что во всяком случае необходимо для Белого Верховного Командования и бесценно для будущей объективно правдивой истории.

В феврале 1919 г. группа морских офицеров, возглавляемых кап. 2 р. Б. М. Пышновым, по распоряжению генерала Деникина должна была пройти из Черного моря эшелоном в порт Петровск на Каспийском море и положить начало морской добровольческой силы. Конкретно было сказано мало - были лишь высказаны благие пожелания.

4 марта эшелон выехал из Новороссийска и 22 марта прибыл в гавань Петровск, где был придан к отряду генерала Пржевальского и нес для начала наряды гарнизонной службы.

Территория Петровского порта находилась в руках англичан, и там они имели несколько вооруженных среднекалиберной артиллерией больших коммерческих пароходов, несших дозорную службу северной части моря.

8 апреля отрядом Пышнова был получен первый "корабль" - моторный баркас "Успех" около 30 тонн водоизмещения, на котором бежал из Астрахани кап. 2 р. Ордовский-Танаевский. Тотчас же на корабль были назначены лейтенант Р. Э. Вирен, мичман Вильгельминин, инж.-мех. мичман Колесников и несколько надежных матросов. Баркас вооружили пулеметом и подняли русский национальный флаг, так как еще 1 марта 1919 г. английское командование заявило, что присутствие Андреевского флага в Каспии невозможно!

Переговоры кап. 2 р. Пышнова с главным английским командованием в Баку о передаче в его распоряжение отряда канонерских лодок "Каре" и "Ардаган" не увенчались успехом.

В середине апреля на Старо-Тереченскую пристань в 150 милях к Северу от Петровска прибыла вторая группа офицеров и матросов и Начальник Флотилии кап. 1 р. А. И. Сергеев.

Для переброски в Область Войска Уральского автоброневого дивизиона были заняты морскими командами п/х "Самет-Ага", командир ст. лейт. Н-ов, мичман А. Степанов и др.; инж.-мех. мичман Экк, Трейер и Ильин. "Эдиссон" - командир лейт. Шепелев, мичман Шейнерт, Павлов и др. и инж.-мех. мичманы Нехорошее и Литвинюк.

25 апреля трактористы под командой кап. 2 р. Пышина прибыли в Гурьев, занятый белыми частями, и успешно выполнив задание, к 4 мая вернулись в Петровскую гавань.

В середине мая 1919 года отряд английских вооруженных пароходов под командой командора Норриса имел бой с большевиками у 12-ти фут. банки у форта Александровск, и якобы разбил находившиеся там суда красных. Между тем из имеющегося описания видно, что англичане не использовали до конца имевшиеся в их распоряжении силы, как почему-то большевистские вооруженные корабли показали известную растерянность.

Адмирал Колчак во время доклада этой части в июне того же года в Омске забросал докладчика (ст. лейт. Лишина) вопросами: "Почему командор в первой части боя шел кильватерной колонной, а не развернутым строем? Почему ушли, имея возможность закончить бой как следует? Ведь большевики еще отвечали и вы не могли быть уверены, что вами нанесено решительное поражение? Почему не послали "Си-Эм-Би", которые были на Волге? Почему баржа "Волга" с шестидюймовыми пушками и полным запасом снарядов не была использована хотя бы в последней стадии боя?" "Видимо, ответа надо искать в "плоскости политики", - только и мог сказать докладчик.

На второй день после боя английский отряд на обратном курсе был атакован двумя советскими миноносцами: "Финном" и "Эмиром Бухарским".

Миноносцы шли параллельным курсом и, дойдя до траверза английского отряда, уменьшили ход.

Несколько мгновений - и английские суда взяты в "вилку". Залпы английских орудий давали большие недолеты, в то время как снаряды большевистских миноносцев ложились образцово точно и идеально по одинаковому расстоянию разрывов от английских судов.

Миноносцы продолжали давать свои чередующиеся аккуратные недолеты и перелеты.

Еще несколько раздражающих , вилок", и вдруг миноносцы развернулись и, дав полный ход, ушли в сторону форта Александровск.

- Ей Богу, будь я проклят, - выкрикнул коммодор, - какая чудесная стрельба, какая поразительно точная корректировка. Но почему же они все-таки не хотели нас топить?

- Потому что они не большевики, сэр, - ответил ст. лейт. Лишин, все время находившийся с Норрисом на мостике "Крюгера" (англ. флаг, корабль).

27 апреля 1919 г. на якорную стоянку английский флотилии у острова Чечень пришел небольшой пароходик яхточного типа "Чайка", направлявшийся из Петровска в Гурьев. На нем находился ген. Гришин-Алмазов со штабом, отправлявшийся по поручению генерала Деникина к адмиралу Колчаку в Омск.

Генерал Гришин-Алмазов и чины его штаба были приглашены на "Крюгер", где коммодор Норрис обошелся с ними исключительно любезно.

Когда же выяснилось, что генерал Гришин-Алмазов, направляясь к Колчаку, собирается пройти на Гурьев (Сев.-вост. угол Каспия при впадении реки Урал в море), то коммодор просил его изменить курс на более безопасный и предложил генералу эскортировать его через море, плаванье по которому было небезопасно ввиду частого появления в этих водах большевистских кораблей. Генерал согласился.

Так в первых числах мая 1919 года в утренние часы, при почти безоблачном небе и совершенно гладком море, "Крюгер" взял яхточку ген. Гришина-Алмазова на буксир и, с "Вентюром" в кильватере, двинулся к форту Александровск. Не доходя десятка два миль до форта, коммодор приказал отдать буксир и передал в рупор, что генералу Гришину-Алмазову предлагается идти самостоятельно в форт Александровск, т. к. ему никакой опасности больше не угрожает.

Часа через два после того как был отдан буксир и "Крюгер" и "Вентюр" скрылись за горизонтом, на пароходик ген. Гришина-Алмазова откуда-то налетел миноносец красных. Раненный в ногу, выпустив на нагрянувших большевиков почти все пули из своего .револьвера, генерал застрелился.

Офицеры штаба ген. Гришина-Алмазова были частью убиты в жестокой стычке, частью изранены и захвачены в плен живыми. Все документы попали в руки врага.

Это был удар, страшный своей неожиданностью и трагичностью. Помимо чисто человеческой трагедии, здесь был разрыв связи между генералом Деникиным и Верховным Правителем России. Несомненно, что в руках ген. Гришина-Алмазова было много важнейших документов, докладов и планов, имевших крупное военное и политическое значение.

Коммодор Норрис, конечно, не мог не знать, что Гурьев был в руках белых войск, а что на большевистской базе в форту Александровск стояли в готовности и нередко выходили в море вооруженные пароходы "Дело", "Бомбак", "Коломна" и переброшенные из Балтийского моря миноносцы "Деятельный", .Дельный", "Растиропный", "Финн" и "Эмир Бухарский".

Здесь, пожалуй, небезынтересно также вспомнить и "разговор" между кап. 1 р. К. Шубертом, официально прибывшим в конце марта 1919 г. на "Крюгер" и коммодором Норрисом.

Кап. 1 р. Шуберт заявил коммодору, что в его распоряжении имеется морской офицерский и матросский состав, и что он прибыл для того, чтобы восстановить русскую каспийскую флотилию и, если понадобится, вооружить в придачу к ней несколько коммерческих пароходов.

Коммодор категорически заявил, что не считает нужным иметь на Каспийском море другие силы, кроме тех, которые уже имеются.

Вообще, разговор кап. 1 р. Шуберта с коммодором Норрисом не принес никаких результатов.

В первой половине мая 1919 г. кап. 1 р. Шуберт, ничего не добившись от английского командования, решил организовать поход в Астрахань на рыбачьих парусниках, именуемых на местном наречии "рыбницами".

Несмотря на видимую нелепость этого похода, настроение молодежи, покидавшей Петровск, было неудержимо бодрое.

"Рыбницы" представляли собой палубные рыбачьи парусники, грузоподъемностью до тысячи пятисот пудов, в большинстве случаев двухмачтовые с гафельным вооружением.

Как и следовало ожидать, армада кап. 1 р. Шуберта, состоявшая из 10 "рыбниц", Астрахань не взяла, но с помощью Николая Угодника и благодаря храбрости молодых моряков, она в нужный момент помогла войскам генерала Драценко, наступавшим на Астрахань в направлении к северу от пристани Серебряковской.

"Рыбницы" доставляли для отряда генерала Драценко муку, боевые припасы, перевозили раненых в ближайший тыл и пр.

Несмотря на слабое вооружение (пулеметы, а на некоторых горные трехдюймовые пушки на колесных лафетах), армада выдержала не один "морской бой" с превосходящими силами красных, при минимальных потерях, как тяжелое ранение инж.-мех. мичмана А. Ильина и 2-3 матросов.

Эта армада была в сущности началом боевой Каспийской флотилии под Андреевским флагом!

В июне 1919 г. англичане получили директивы приступить к постепенной ликвидации своей флотилии и кап. 1 р. (впоследствии контрадмирал) А. И. Сергеев начал с ними переговоры о передаче судов русскому Командованию. Тогда же он организовал Морской Штаб. Начальником Штаба был назначен кап. 2 р. Апушкин, которого позже сменил кап. 1 р. Рябинин. Начальник Службы Связи кап. 2 р. бар. Фитингоф приступил к установке на побережье' ряда наблюдательных пунктов и радиостанций. Лейт. Будкой отправился в Область Войска Уральского для налаживания связи через этот промежуточный этап между Добровольческой Армией и Верховным Правителем адмиралом Колчаком, а также для установки в Гурьеве мощной радиостанции.

У всех чувствовался подъем и желание как можно скорее в открытую, без "помех" сразиться с врагом.

В июне же генерал Деникин отдал приказ об откомандировании с фронта в Каспийскую Военную флотилию всех морских офицеров, которые группами и поодиночке начали прибывать в порт Петровск.

В июне и в июле, заслышав о создании белой флотилии, начали прибывать на своих парусниках рыбаки-астраханцы. Это были природные моряки, давшие флотилии надежных и храбрых матросов-добровольцев.

В июне из Баку пришли небольшие колесные пароходы "Араг" и "Кизил-Агач" и винтовой буксир .Доброволец". На .Драге" были установлены две 75 мм пушки, "Кизил-Агач" совершал регулярные рейсы между Петровском и Бирюзаком-Логанью, доставляя армии грузы и вывозя раненых.

3 июля произошла перестрелка парохода ,Араг" (командир лейт. Мацылев) с двумя пароходами красных и затем дозорным пароходом красных у устья Волги.

В июле же англичане передали 8 катеров и истребителей "Си-Эм-Би" и их базу, п/х "Кама" и 1 - 75 мм и 1 зенитку.

19 июля вспом. крейс. "Азия" (командир кап. 2 р. Пышнов) .До» броволец", "Кизил-Агач" и "Араг" поддерживали высадку десанта у Логани. Перестрелка с баржей с шестидюймовыми орудиями и с пароходами красных.

18 июля - передача англичанами нал. п/х "Европа" 3000 т., 12 узлов, две шестидюймовки и вслед за этим и других кораблей.

3 августа был бой кан. лодки "Надежда" с большевистским пароходом, закончившийся уничтожением последнего.

8 августа, конвоируя транспорта, "Надежда" имела бой с тремя пароходами, 9 августа ночной бой у Логани с тремя судами красных. 14 августа пароход "Араг" и кан. лодка "Надежда" вошли в устье Волги и имели бой с двумя большевистскими пароходами.

15 взорвался на мине заграждения и погиб в районе Логани в. п/х "Араг". Было четверо убитых и несколько раненых.

К началу сентября флотилия состояла из 6 или 7 боевых кораблей: "Дмитрий Донской" (командир - кап. 2 р. гр. Бушей), "Слава", "Америка", "Кама" и "Волга", катер .Доброволец", кан. лодка "Опыт" и кан. лодка "Надежда".

10 августа был бой "Надежды" с большевистскими пароходами и двумя баржами с шестидюймовыми орудиями.

13, 14 и.15 августа перестрелка с пятью пароходами и двумя баржами красных, 16 сентября был бой .Дмитрия Донского", "Славы" и "Америки" с двумя баржами, вооруженными шестидюймовыми орудиями. Одна баржа красных была уничтожена.

18 сентября красными была произведена воздушная атака на "Надежду", когда она вела бой с пароходом типа "Князь Косожский". Воздушные атаки производились 18, 20 и 21 сентября. 22 сентября большевики снова появились в море и навстречу им вышли "Надежда" и "Опыт". На широте Логани "Надежда" попала на минное заграждение, взорвалась и затонула. Все были спасены шлюпками с "Опыта". Ранены были двое: кап. 1 р. Марков, прибывший незадолго до похода на канонерку для изучения театра войны и знакомства с отрядом, и командир лейт. Вирен. Оба тяжело.

"Надежде" действительно не повезло: в тот же день на большевистском паруснике была захвачена "Америкой" карта минных заграждений. "Америка" вышла в крейсерство к форту Александровскому и на рассвете в районе "12-ти футового" рейда обнаружила на горизонте парусник, который ст. лейт. Ваксмут решил осмотреть.

Обыск поначалу ничего не дал, обратили на себя внимание лишь "рыбаки", вид которых внушал подозрение. Повторный осмотр дал неожиданные результаты: под килем был укреплен минный аппарат с миной Уайтхэда, готовый к выстрелу. Экипаж был сплошь старые матросы-коммунисты, получившие большие деньги за попытку атаковать какой-либо из белых военных кораблей.

Судом они все, за исключением лишь одного человека, были приговорены к расстрелу и приговор был приведен в исполнение как раз в день гибели "Надежды". Таковы суровые законы войны, в особенности гражданской.

Вскоре затем, в связи с общей политической и военной обстановкой, Каспийская флотилия была расформирована, и личный состав, в главной массе через Месопотамию, проследовал во Владивосток, куда прибыл 23 сентября 1921 г. в числе 80 офицеров и свыше 200 матросов под командой последнего Начальника Штаба Флотилии кап. 1 р. Пышнова.

Конечно, конспективно изложенное здесь далеко не охватывает всего материала, рисующего "Белое Дело" на Каспийском море, но интересующиеся могут найти более детальные данные в "Морских Записках": 1. в статье генерал-майора Г. Д. Ивицкого "На побережьи Каспия в гражданскую войну" - Том III №2 и 4 за 1945 и Том IV, №2 -за 1946 г. и 2. - в статье "Каспийская Военная Флотилия", 1918-1919 гг., Том XII №3 за 1954 г. и Том XIII № 1, 2, 3 за 1955 г. как и 3. - Книга капитана 2 р. Н. Н. Лишина "На Каспийском море" (год белой борьбы).

Имея в виду, что расформирование Каспийской флотилии в марте 1920 г. происходило в очень сложной, чтобы не сказать "запутанной", политической обстановке, то здесь попробуем беспристрастно подойти к событиям тех дней.

Из личной переписки авторов этих строк с одним из наиболее активных боевых офицеров Каспийской флотилии кап. 2 р. А. П. Ваксмут, ныне проживающим в Австралии и старшим флаг-офицером Командующего Флотилией, лейт. А. И. Сталиным, ныне покойным, ликвидация Белого Каспийского Флота происходила при следующих условиях:

В дни эвакуации порта Петровск для Каспийской флотилии, казалось, было два выхода: а) предложение англичан использовать Энзели как базу флота, где русские суда останутся под Андреевским флагом в полной боевой готовности, и б) предложение Азербайджанского Правительства воспользоваться портом в Баку и первая реальная помощь - снабжение судов флотилии нефтью.

Командующий флотилией адмирал Сергеев приказал судам идти в Энзели. Перед входом в порт англичане предъявили новые требования интернирования, состоящие из четырех пунктов: 1) спустить Андреевские флаги, 2) передать замки от орудий англичанам, 3) командному составу оставить личное оружие на судах и 4) занять предоставленные бараки, где все будут содержаться на положении военнопленных.

Командующий флотилией приказал поднять сигнал флотилии в полном составе идти в Баку.

Азербайджанское правительство предлагало весь личный состав флотилии принять на службу Республики. Вопрос флага на судах оставался пока открытым, в случае же подхода к Баку флота красных -флотилия встуг т в бой под Андреевским флагом. О вновь сложившейся обстановке на заседании флагманов и командиров было решено доложить Главнокомандующему, с каковою целью адмирал Сергеев должен был отправиться к генералу Деникину. За время отсутствия адмирала Сергеева временно командующим флотилией был назначен кап. 1 р. Б. М. Бушей.

По приезде в Батум адмирал Сергеев узнал, что генерал Деникин сдал командование генералу бар. Врангелю. Удалось связаться с Крымом и получить распоряжение нового Главнокомандующего генерала Врангеля: Каспийской флотилии вступить на службу Азербайджанскому правительству.

Вернувшись в Баку, адмирал Сергеев не нашел на рейде ни одного корабля своей флотилии - последнюю увел снова в Энзели кап. 1 р. Бушей, опираясь на: 1) ранее изданный приказ генерала Деникина "Идти в Энзели, где интернироваться, а не идти в Баку" и 2) документ, в котором англичане предлагали весьма приемлемые условия интернирования и от чего не замедлили цинично отказаться.

В Баку оставались адмирал Сергеев, лейтенант Путилин, ст. лейт. Кулаков, Устинов и др. офицеры, перешедшие затем к Врангелю, флотилия же интернировалась в Энзели, с риском, что ее личный состав будет выдан англичанами при первом удобном случае большевикам, что и могло случиться во Владивостоке, если бы транспорт пришел туда раньше занятия города белым правительством братьев Меркуловых.

 

Подробное описание прочистка канализации здесь.