Военно-морской флот России

Козлов И.А., Шломин В.С. Краснознаменный Северный флот.— М.: Воениздат, 1983.

Глава третья. За власть Советов

В результате Февральской революции 1917 г. власть в Мурманске и Архангельске захватила буржуазия. На кораблях и в частях флотилии Северного Ледовитого океана прочные позиции занимали офицеры.

Присланный с различных флотов личный состав не отличался сплоченностью и спаянностью. Обычно на Север направляли недисциплинированных и политически «неблагонадежных» матросов. Но они не имели связей ни между собой, ни с местными большевиками. Пребывание за границей при приемке кораблей и переход с Дальнего Востока надолго отрывали матросов от страны. Сказывались также разбросанное базирование кораблей и судов флотилии в малообжитых пунктах Кольского залива и Иоканьги и слабая организованность рабочего класса Архангельска.

В составе флотилии больших кораблей было мало. К Февральской революции на Севере оставался один линкор «Чесма». Крейсер «Варяг» ушел на ремонт в Англию. Крейсер «Аскольд» прибыл (в Мурманск лишь в июне 1917 г. На небольших командах тральщиков, сторожевых кораблей, миноносцев лежала вся тяжесть дозорной и конвойной служб, тральных работ. К февралю 1917 г. на флотилии еще не были созданы большевистские организации. Не было их также ни в Мурманске, ни в Иоканьге.

Все эти обстоятельства тормозили рост политической сознательности матросов, способствовали временному укреплению реакционных сил. Революционный энтузиазм матросских масс флотилии еще не проявился в такой степени, как это было на Балтийском флоте.

Весть о свержении царя застала экипаж «Варяга» в море, по пути в Англию. Ее сообщил матросам радист Мартин Казеровский. До прихода в английский порт реакционные офицеры смогли сохранить на корабле старые порядки. Все оружие оказалось под их контролем. Они находили поддержку у некоторых унтер-офицеров. Среди матросов крейсера не было единства. Однако восторженная встреча «Варяга» рабочими Биркенфельда, их солидарность укрепили силы и уверенность революционных моряков корабля. Они открыто потребовали отмены царских законов, избрали судовой комитет. Свою поддержку революции матросы выразили 9 апреля 1917 г. на митинге, проведенном совместно с ливерпульскими рабочими. Усиление революционных настроений матросов корабля, овеянного славой легендарного подвига, начало серьезно беспокоить английские власти. Договорившись с буржуазным Временным правительством России, британское адмиралтейство отказалось ремонтировать крейсер. Его экипаж был расформирован и отправлен в Россию и частично в США для укомплектования приобретенных там кораблей. Это был один из первых враждебных актов реакционных сил Англии по отношению к русской революции. Вывод крейсера из строя отвечал интересам Англии, которая во все времена стремилась ослабить морскую мощь России.

В марте 1917 г. на флотилии Северного Ледовитого океана были созданы Центральный матросский комитет, Центральный комитет кондукторов и Центральный комитет офицеров. Эти органы вскоре объединились в Центральный комитет флотилии Северного Ледовитого океана (Целедфлот). В Мурманске был образован Центральный комитет Мурманского укрепленного района (Центромур). Слабость местных организаций большевиков на Севере и отсутствие их на флотилии позволили меньшевикам и эсерам получить большинство во всех выборных органах.

Большевики настойчиво добивались усиления своего влияния среди матросских масс, вели напряженную борьбу с различными мелкобуржуазными партиями. Большую роль в развертывании революционного движения на флотилии сыграли решения Апрельской конференции РСДРП (б), принявшей ленинский план перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую.

В Мурманске группу революционно настроенных матросов возглавил большевик Владимир Федорович Полухин. Матросы избрали его в Центромур, в Мурманский Совет, а затем и в Целедфлот. Полухин организовал кружок, в котором матросы-большевики и сочувствующие им изучали работы В. И. Ленина, читали «Правду», обсуждали текущие события на флотилии. По указанию Центрального Комитета партии редакция «Правды» с 8 мая 1917 г. ежедневно высылала в адрес Полухина два экземпляра газеты.

В Архангельске после февральских событий произошло объединение социал-демократов, но оно оказалось временным. Уже 1 июня 1917 г. большевики оформили самостоятельную организацию, развернувшую активную политическую деятельность среди масс. Большую работу в Архангельске вели Я. А. Тимме, М. С. Новов и другие товарищи, направленные партией еще в годы первой мировой войны для распространения нелегальной литературы, прибывавшей из-за границы. Под руководством большевиков матросы смогли влиять на некоторые решения Целедфлота и командования флотилии. Так, в апреле 1917 г. по их настоянию была закрыта реакционная газета «Воин-гражданин», выступавшая с клеветническими нападками на революционный Петроград.

28 июня 1917 г. состоялось матросское собрание, на котором присутствовали 900 человек. Представители делегации кронштадтцев рассказали собравшимся правду о борьбе балтийских матросов. В заключение была принята резолюция, которая приветствовала большевиков и осуждала Архангельский Совет, препятствовавший их деятельности. Она заканчивалась словами: «Да здравствуют социал-демократы большевики!»

После июльских событий революционные матросы флотилии в приветственных телеграммах петроградскому пролетариату, гарнизону и кронштадтским морякам выразили свою солидарность с ними.

О росте влияния ленинской партии на моряков флотилии накануне Октября свидетельствовали выборы нового состава Целедфлота. В него вошли многие большевики и сочувствовавшие им, в том числе матросы А. И. Вельможный, Г. К. Сывороткин, И. Ф. Рыбаков, С. С. Глазков, Н. А. Ралин, А. А. Малышев. Это показали и выборы делегатов от флотилии на II Всероссийский съезд Советов: из пяти делегатов четверо были большевиками. К началу Великой Октябрьской революции значительная часть матросов флотилии шла за большевистской партией.

Моряки Севера радостно встретили известие о победе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Первые декреты Советской власти о мире и о земле, подписанные В. И. Лениным, вызвали небывалый революционный подъем среди матросских масс.

Но буржуазия с помощью меньшевиков и эсеров, засевших в Советах, еще некоторое время удерживала власть в Архангельске и Мурманске. На кораблях и в частях продолжали командовать царские офицеры. Демагогией и обманом, клеветой на большевиков и питерских рабочих им удавалось склонить на свою сторону отсталых матросов.

Однако сведения о событиях в стране, победном шествии Советской власти, убедительные слова ленинских декретов все глубже проникали в сердца военных моряков Севера. Важную роль в революционизировании матросских масс сыграл I Всероссийский съезд военного флота в ноябре 1917 г., на котором присутствовали 28 делегатов от кораблей и частей флотилии. Выступая от имени североморцев, В. Ф. Полухин заявил:

«Мы, представители Дальнего Севера, имеем наказ: вся власть Советам. Хотя мы и оторваны от всех морей, но идем, товарищи, вместе с вами».

Все делегаты флотилии Северного Ледовитого океана голосовали за резолюцию съезда о полной поддержке Советской власти.

В ней говорилось:

«Всей своей мощью военный флот будет верно и стойко поддерживать власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, эту единственную власть, давшую нам и землю и волю и смело идущую навстречу скорому миру».

Выступивший на съезде Владимир Ильич Ленин рассказал о задачах Советского государства, подчеркнул роль флота в революции и призвал моряков отдать все свои силы укреплению союза рабочих и крестьян.

Под влиянием решений съезда и задач, поставленных В. И. Лениным, 4 декабря 1917 г. в Мурманске собрался I Делегатский съезд флотилии. Съезд приветствовал образование Совета Народных Комиссаров и принял решение о передаче власти в крае Советам.

Несколько раньше, в ноябре, по инициативе большевиков Целедфлот взял управление флотилией в свои руки. Во все учреждения и части были назначены комиссары, без согласия которых не могли приниматься никакие решения.

Однако контрреволюция не дремала. Она сохраняла свои позиции в органах управления и накапливала силы. На Север потянулись наиболее реакционные офицеры. Росла активность иностранных представителей и агентов, усиливалось их прямое вмешательство в местные события. Они укрывали контрреволюционеров, снабжали их оружием. Деятельность империалистических агентов облегчалась тем, что в Архангельске, Мурманске и Иоканьге продолжали базироваться английские корабли, действовали консульства, а в Вологде обосновались посольства многих государств. Империалисты Антанты и США вынашивали планы вооруженной интервенции.

Первое открытое столкновение с контрреволюцией произошло в Архангельске из-за отправки продовольствия петроградским рабочим. В порту и городе хранились большие запасы зерна и муки, предназначенные для вывоза за границу, а трудящиеся Петрограда и других промышленных городов России страдали от голода. Военно-морской революционный комитет в Петрограде принял решение прекратить вывоз хлеба за границу и организовать доставку его в революционную столицу.

В 1918 г. большевики Архангельска с помощью матросов и рабочих неоднократно отправляли продовольствие (зерно, муку, сухари, рыбу) питерскому пролетариату. Попытки контрреволюции саботажем и силой помешать этому получали решительный отпор. Борьбу за продовольствие возглавил представитель Наркомпрода замечательный организатор Павлин Федорович Виноградов. Выполнив ответственное задание партии, он остался работать в Архангельске. П. Ф. Виноградов пользовался у рабочих, матросов и солдат большим авторитетом и был избран товарищем (заместителем) председателя губисполкома.

Настоящая битва развернулась за различные военные материалы, которыми союзники царской России платили за кровь миллионов русских солдат, пролитую в интересах Антанты на фронтах первой мировой войны. На складах Архангельска находилось более 25 млн. пудов различных грузов, в том числе 13 млн. пудов военных материалов. Немало грузов размещалось также в Мурманске и Кеми. После Октября империалисты стремились захватить эти материалы, чтобы они не попали в распоряжение Республики Советов.

Советское правительство, чтобы воспрепятствовать этому, назначило чрезвычайную комиссию по разгрузке Архангельского порта во главе с С. Н. Сулимовым. В постановлении Совета Народных Комиссаров от 27 февраля 1918 г. говорилось:

«Предложить Целедфлоту и комиссии по разгрузке Архангельского порта войти в тесный контакт и совместно принять срочные меры к спасению грузов от гибели».

В. И. Ленин постоянно следил за ходом работ. В июне 1918 г. Совнарком прислал в Архангельск правительственную комиссию во главе с испытанным большевиком М. С. Кедровым.

Несмотря на происки империалистических разведок, диверсии и саботаж контрреволюции, ценные грузы были спасены для народа. Вывезенные из Архангельска пушки, винтовки, боеприпасы, мотоциклы, военное снаряжение поступили на вооружение молодой Красной Армии. Железные дороги и заводы получили несколько миллионов пудов угля и кокса. В этом большую роль сыграли матросы флотилии и рабочие Архангельска, которые под руководством большевиков с честью выполнили ответственное поручение В. И. Ленина.

Постепенно укреплялись органы Советской власти края и выборные органы флотилии. В январе 1918 г. состоялся II Делегатский съезд флотилии, избравший новый состав ее Центрального комитета. Руководство Целедфлота стало большевистским: председателем был избран К. И. Пронский, заместителем — П. Г. Князев.

По требованию трудящихся и матросов в феврале 1918 г. состоялись новые выборы в Архангельский Совет, на которых победу одержали также большевики. I губернский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов решительно поддержал Советскую власть. Революционные матросы приняли активное участие в установлении ее во многих уездах Архангельской губернии. С помощью моряков были разгромлены вспыхнувшие контрреволюционные мятежи. Власть трудящихся утвердилась во всей губернии. Началась национализация пароходных компаний и заводов, рабочие устанавливали контроль над предприятиями.

Более напряженная обстановка сложилась в Мурманске и Иоканьге. Здесь заметнее чувствовалась удаленность от центра, слабее оказались силы большевиков. В начале 1918 г. в Мурманске у них не было партийной организации. Реакция же непрерывно накапливала силы. Во главе Мурманского Совета находился ставленник Троцкого Юрьев. Командование Мурманского укрепленного района и отряда кораблей, базировавшегося в Кольском заливе, состояло из ярых монархистов. Эсеровским было руководство Центромура.

Чтобы укрепить свое положение, враги Советской власти расформировали некоторые революционные части и корабли. Под разными предлогами матросов списывали с кораблей. Так, в декабре 1917 г. на берег было отправлено большинство экипажа крейсера «Аскольд». В феврале 1918 г. из Мурманска отбыли 500 матросов. Были демобилизованы или переведены в другие места наиболее активные большевики — В. П. Павлов, П. Г. Князев, С. В. Сидоров, Д. Ф. Коновалов и другие. В то же время на корабли направлялись реакционные офицеры, гардемарины, матросы, находившиеся под влиянием мелкобуржуазных партий. Контрреволюционеры вошли в сговор с англичанами, подготавливая иностранную интервенцию. Эти действия явились результатом попустительства эсеров и меньшевиков из Центромура и Мурманского Совета.

В феврале 1918 г. молодая Республика Советов приступила к формированию регулярных частей Красной Армии и Красного Флота. Советское государство, подвергшееся нападению разбойничьего германского империализма, создавало вооруженные силы нового типа для защиты великих завоеваний социалистической революции.

В те дни началось заключение договоров с добровольцами и на флотилии Северного Ледовитого океана. Несмотря на то что Советское правительство объявило свое решение о демобилизации, большинство матросов Севера оставалось служить в Рабоче-Крестьянском Красном Флоте. В телеграмме Совету. Народных Комиссаров моряки кораблей, команд и береговых батарей Мурманска выразили свою твердую решимость защищать Республику Советов.

Боевое крещение красноармейские и военморовские отряды Севера получили в ожесточенных схватках с белофиннами, вероломно напавшими на северные районы страны в конце марта 1918 г. Благодаря совместным усилиям красноармейцев, военных моряков, рабочих и крестьян эта авантюра белофиннов потерпела крах — в районе Кеми они были разгромлены.

Однако новая опасность, более серьезная и грозная, уже сгущалась над советским Севером. Империалистические круги, готовившие открытую вооруженную интервенцию против молодой Советской республики, стремились расчленить территорию страны, превратить ее в свою колонию. Одним из первых объектов своей агрессии они избрали Северный край. Империалисты установили тесный контакт с предательскими элементами на Севере и искали лишь повод для выступления.

1 марта 1918 г. Мурманский Совет обратился в Совнарком с просьбой разъяснить, как относиться к предложениям находившихся в Мурманске иностранных миссий о помощи в связи с немецким наступлением и угрозой со стороны финской буржуазии. Не согласовав этот важный вопрос с Центральным Комитетом партии и правительством, Троцкий послал Мурманскому Совету предательскую телеграмму о принятии военной помощи англичан, французов и американцев. Это указание развязало руки местным предателям и изменникам. 2 марта они договорились с английскими и французскими представителями о совместных действиях. Это фактически означало их согласие на военную оккупацию Мурмана.

6 марта 1918 г. в Мурманске с английского линейного корабля «Глори» высадился отряд морской пехоты в 170 человек. На следующий день на Мурманском рейде появился английский крейсер «Кокрен», 18 марта — французский крейсер «Адмирал Об», а 27 мая — американский крейсер «Олимпия». Так началась иностранная интервенция на Севере.

Советское правительство и лично В. И. Ленин неоднократно предупреждали Мурманский Совет об опасности его действий. Высадку иностранных войск Советское правительство расценило как враждебный акт. Оно потребовало от Мурманского Совета принять энергичные меры против интервентов, добиться удаления войск с полуострова. Решительные протесты с требованием отвести вооруженные силы с Севера были направлены представителям Англии и Франции.

Однако интервенты и предатели перешли к активным враждебным действиям. Юрьев открыто порвал с Советской властью, протащив 30 июня решение о разрыве отношений с Москвой. Интервенты начали расправу над революционно настроенными матросами и рабочими. Они разоружили крейсер «Аскольд», команда которого выступила против предательства Юрьева, ввели военно-полевые суды, 12 июля был разогнан Центромур. Войска интервентов, продвигаясь на юг, в июле заняли всю северную часть Мурманской железной дороги до станции Сорока, захватили Онегу. Оккупация населенных пунктов и железнодорожных станций сопровождалась арестами и расстрелами советских и партийных работников.

В конце июля интервенты начали готовиться к захвату Архангельска. Чтобы отвлечь внимание революционных сил, враги Советской власти 21 июля организовали в Шенкурске мятеж, на подавление которого отправился отряд моряков и красноармейцев под командованием П. Ф. Виноградова. Это ослабило оборону Архангельска. 25 июля из Вологды в Архангельск переехал дипломатический корпус. Иностранные дипломаты нагло предложили Архангельскому губисполкому не подчиняться Советской власти.

1 августа эскадра интервентов из 17 вымпелов появилась у острова Мудьюг на подступах к Архангельску. На кораблях находилось несколько тысяч английских, американских и французских солдат и офицеров.

На острове имелись две береговые батареи (8 орудий), прикрывавшие основной фарватер к городу. При появлении иностранных кораблей командный состав, укомплектованный бывшими царскими офицерами, предательски бежал. На батареях не хватало орудийной прислуги: всего в расчетах насчитывалось 35 матросов. Во главе их стали большевики — член губисполкома Кукин и председатель выборного комитета батарей М. Е. Лысов. Преданные революции и Советской власти, матросы гневно отвергли ультиматум врага и вступили в неравный бой. Противник обрушил на смельчаков шестидюймовые снаряды крейсера и бомбы с гидропланов. Но это не сломило артиллеристов. Тогда под прикрытием огня интервенты высадили на остров десант в 150 человек, вооруженный бомбометами и пулеметами.

Батарейцы, не прекращая артиллерийского огня, выделили из своего состава для контратаки 15 моряков. Эту группу возглавил бывший старшина с броненосца «Пересвет» Матвей Омельченко.

Более двух часов продолжался неравный бой. Артиллеристы задержали интервентов, но большего сделать были не в силах. Предатели, находившиеся в руководстве флотилии, не послали из Архангельска на помощь им корабли. Батарейцам пришлось взорвать погреба, снять с орудий замки и отступить. Отход прикрывали бывшие матросы с броненосца «Пересвет» во главе с М. Е. Лысовым. Враг устремился к Архангельску, где контрреволюция подняла мятеж.

Наиболее упорные бои разгорелись в портовой части города и у здания, где размещались штаб флотилии и совет комиссаров. Несмотря на численное превосходство врага, моряки, преданные революции, сражались мужественно. Им на помощь из Соломбалы на буксире «Обь» был направлен отряд во главе с помощником главного комиссара флотилии К. И. Пронским.

Героически сражался экипаж тральщика «Т-15» под командованием военмора К. А. Кальнина. Этому кораблю было приказано вывести из военного порта в Соломбале баржи с имуществом. Закрепившиеся в районе судоремонтного завода белогвардейцы стали обстреливать тральщик из пулеметов и двух орудий. Но точнее стреляли комендоры «Т-15». Они подавили огневые точки врага и вызвали панику среди мятежников.

Вскоре тральщику пришлось вступить в схватку с двумя кораблями, захваченными белогвардейцами. На помощь ему подоспело посыльное судно «Горислава». Но бой был неравным. Тральщик и судно обстреливались вражескими кораблями и артиллерией с берега. Был тяжело ранен командир «Т-15», пали смертью храбрых несколько матросов. В результате прямых попаданий снарядов тральщик затонул, не спустив перед врагом гордо реявшего флага революции.

Упорное сопротивление красноармейцев, рабочих и матросов позволило эвакуировать советские учреждения, а также увести вверх по Северной Двине 50 пароходов и буксиров.

2 августа интервенты с помощью контрреволюционных сил, поднявших мятеж в городе, захватили Архангельск. Сформированное в подполье белогвардейское правительство сразу же объявило себя верховным управлением Северного края. Но фактическими хозяевами, как и в других оккупированных районах, были интервенты. Они установили на захваченной территории колониальный режим. Грабежи, террор, насилие, расстрелы и тюрьмы — вот что принесли трудящимся массам империалисты. Во всем Северном крае интервенты объявили военное положение, ввели военно-полевые суды. Функции карателей выполняли американские войска. В тюрьмы Архангельска, Мурманска, Печенги, Иоканьги были заточены свыше 50 тыс. советских граждан из 400 тыс. населения края. Интервенты и белогвардейцы расстреляли многих активных борцов за Советскую власть. Только через архангельскую губернскую тюрьму прошло 38 тыс. арестованных, из них 8 тыс. были расстреляны, 1020 умерли от голода, холода и эпидемий.

В тюрьму был превращен разоруженный и разграбленный англичанами линкор «Чесма». Здесь заключенные находились под усиленной охраной английской морской пехоты. Многим морякам флотилии пришлось испытать ужасы тюремных застенков. Интервенты замучили секретаря Целедфлота Н. А. Ралина, матросов А. Мальцева, А. Ф. Ефремова, расстреляли комиссара Павла Попеля, группу моряков с ледокола «Микула Селянинович», председателя судового комитета «Святогора» А. А. Терехина, командира ледокола Н. А. Дрейера и многих других.

Сразу после вторжения интервенты начали осуществлять свои грабительские планы, стремясь захватить как можно больше богатств северной России. По приблизительным подсчетам, за время оккупации они вывезли 2 686 тыс. пудов разных грузов на общую сумму свыше 950 млн. рублей золотом. Добычей интервентов стал весь военный, торговый и промысловый флот Севера. В их руках оказались все порты, железные дороги с подвижным составом.

Центральный Комитет партии и Советское правительство, сознавая серьезную опасность иностранной интервенции на Севере, принимали необходимые меры.

«Этот фронт... был особенно опасным, потому что неприятель находился там в наиболее выгодных условиях, имея морскую дорогу...»

— отмечал В. И. Ленин. Однако из-за того что Красная Армия вела борьбу на Восточном фронте и еще не имела резервов, советское командование не смогло к началу интервенции на Севере развернуть здесь военные силы, способные противостоять иностранным войскам. Когда же такая возможность появилась, В. И. Ленин дал конкретные указания по организации обороны советского Севера. 8 августа 1918 г. он дал распоряжение Высшему военному совету немедленно направить на Север новые воинские соединения, артиллерию, авиацию, инженерные части, укрепить фронт командным и политическим составом. В телеграмме М. С. Кедрову 12 августа Владимир Ильич требовал

«связаться с Котласом, послать туда летчиков немедленно и организовать защиту Котласа во что бы то ни стало».

По указанию вождя из Москвы ж Петрограда на Север срочно направлялись подкрепления, артиллерия, необходимое снаряжение. Большую работу по мобилизации внутренних сил и резервов провели партийные организации северных губерний. Большая часть Архангельской партийной организации ушла на фронт и в партизанские отряды. Вологодская парторганизация послала на фронт 2 тыс. коммунистов.

14 марта 1918 г. директивой Совнаркома из нескольких отрядов был создан Северо-Восточный участок завесы. В дальнейшем борьбу с интервентами и белогвардейцами вела здесь 6-я армия, командование которой подчинялось непосредственно Реввоенсовету Республики и главкому. Первоначально во главе отрядов советских войск находился М. С. Кедров. В сентябре командующим 6-й армией был назначен В. М. Гиттис, а с 8 декабря 1918 г. — А. А. Самойло. В сентябре 1918 г. 6-я армия оборонялась на фронте болей 1000 км, от Печоры до Петрозаводска. Она насчитывала всего 9879 штыков, 178 пулеметов и 56 орудий. Поэтому силы армии концентрировались в основном на наиболее важных направлениях — вдоль железной дороги Архангельск — Вологда, по берегам Северной Двины, в районе Петрозаводска.

В июне — августе 1918 г. на Северный фронт из Москвы был отправлен 1-й морской береговой отряд Наркомата по морским делам, из Петрограда — команды комендоров, минеров и радистов, 2-й экспедиционный отряд балтийских моряков (600 человек), а несколько позже — три гидросамолета.

В обороне Советской республики В. И. Ленин важное значение придавал также речным и озерным флотилиям. В июле 1918 г. в беседе с руководителями Архангельского губисполкома Владимир Ильич указал, что есть особая необходимость в создании сильной флотилии на Севере. Эта настоятельная необходимость объяснялась слабым развитием дорожной сети в этом районе. Северная Двина должна была стать важным операционным направлением в обороне и в наступлении.

Организатором Северо-Двинской речной флотилии стал П. Ф. Виноградов. В своей деятельности он опирался на большевиков — моряков бывшей флотилии Северного Ледовитого океана. Костяк экипажей формируемых кораблей составили команды ледоколов «Святогор» и «Микула Селянинович», артиллеристы батарей с острова Мудьюг, архангельский коммунистический отряд и моряки, отошедшие с боями из Архангельска. Корабли укомплектовывались также эвакуировавшимися из Архангельска речниками, портовиками и красноармейцами.

В исключительно короткие сроки моряками в Котласе и Великом Устюге пароходы и буксиры переоборудовались в канонерские лодки, сторожевые корабли и катера, плавучие батареи. На их палубах устанавливались артиллерия и пулеметы, жизненно важные места бронировались или прикрывались мешками с песком. Полевые шестидюймовые орудия устанавливались на специально изготовленные плоты: в условиях бездорожья эта мера облегчала маневр артиллерией.

Во главе флотилии был поставлен бывший помощник главного комиссара флотилии Северного Ледовитого океана К. И. Пронский, прекрасно зарекомендовавший себя в боях с интервентами в Архангельске. П. Ф. Виноградов принял общее командование сухопутными частями и речной флотилией на северодвинском участке фронта.

6 и 7 августа 1918 г. первые воинские части и суда флотилии вышли на позиции в район Березника. 11 августа пароходы «Мурман», «Могучий» и «Любимец» под командованием Виноградова атаковали встретившийся вражеский корабль. Под меткими выстрелами советских моряков военное судно выбросилось на мель. Спустившись к Березнику, вооруженные пароходы внезапно атаковали пять кораблей противника. Более двух часов продолжался ожесточенный бой. Экипажи пароходов проявили исключительную выдержку, дисциплинированность и героизм. Неприятельские суда получили серьезные повреждения.

Моряки флотилии своими активными действиями остановили наступление интервентов и белогвардейцев на котласском направлении. Советское командование выиграло время для получения подкреплений, завершения формирования флотилии и организации обороны. В донесении о бое под Березником П. Ф. Виноградов подчеркивал его большое психологическое значение в боевом становлении моряков флотилии — укрепилась их уверенность в своих силах, в победе над врагом.В. И. Ленин назвал этот бой крупной победой над англичанами и белогвардейцами.

В течение августа части Красной Армии на северодвинском направлении получили подкрепления: отряд латышских стрелков, отряд коммунистов, 1-й Вологодский полк и 4-й экспедиционный отряд моряков Балтийского флота. Закончилось формирование флотилии (она насчитывала теперь 8 вооруженных пароходов). Из военных моряков была сформирована десантная рота. Значительно повысилась мощь артиллерии сухопутных частей и кораблей. На некоторых военных судах 37-мм орудия были заменены 76-мм пушками. Балтийцы привезли с собой несколько морских 120-мм орудий, которые составили две плавучие батареи, ставшие настоящей грозой для интервентов.

Во второй половине августа бои на фронте шли с переменным успехом. Корабли флотилии неоднократно вступали в схватки с противником. С получением подкрепления Виноградов подготовил наступление с целью овладения устьем реки Вага. Удерживая устье этого притока Северной Двины, враг мог выйти в тыл частям Красной Армии, оборонявшимся вдоль железной дороги Вологда — Архангельск.

24 августа советские части при поддержке кораблей флотилии предприняли наступление вдоль Северной Двины. По левому берегу реки наступали отряд балтийских моряков и Вологодский полк под общим командованием Виноградова. В течение нескольких дней, преодолевая упорное сопротивление противника, они продвинулись на 80 км и овладели рядом населенных пунктов, а 8 сентября достигли правого берега реки Вага. Виноградов пытался с ходу форсировать реку и овладеть укрепленным пунктом Березник. Однако добиться этого не удалось — противник оказал сильное противодействие. Флотилия понесла тяжелую утрату: в бою на Ваге пал смертью храбрых П. Ф. Виноградов.

В те дни особенно отличился отряд балтийцев. 11 моряков отряда были удостоены высшей боевой награды — ордена Красного Знамени.

В середине сентября интервенты, получив подкрепления, начали новое наступление на Северной Двине. В это время некоторые корабли флотилии находились в Котласе на ремонте и перевооружении. Под натиском превосходящих сил противника, поддержанных кораблями и авиацией, части Красной Армии вынуждены были отступить от реки Вага к деревне Нижняя Тойма. В этих боях северодвинцы успешно применили против военных судов врага мины. Минные заграждения, выставленные у деревень Тулгас, Троица, Борисовская, позволили задержать продвижение кораблей интервентов. Это снизило темпы наступления вражеских войск, и части Красной Армии получили возможность организовать оборону на новом рубеже.

Противник был уверен, что советские части после напряженных оборонительных боев не смогут начать активные действия, и перед ледоставом увел свою флотилию в базу. Этим воспользовалось советское командование. В ночь на 25 сентября канонерские лодки «Павлин Виноградов» и «Какстон» внезапно обстреляли позиции неприятельских войск. Затем перешли в наступление части Красной Армии. Интервенты и белогвардейцы стали поспешно отступать. Отброшенные на десятки километров, они смогли закрепиться лишь в районе Кургоменьского погоста и на реке Тулгас.

Это наступление войск Красной Армии на северодвинском направлении изменило обстановку на всем Северном фронте. Опасаясь обхода, противник отошел на шенкурском направлении и прекратил атаки вдоль железной дороги Вологда — Архангельск.

Ледостав в том году наступил поздно, и боевые действия флотилии продолжались до 14 ноября. Ее корабли в этот период потопили плавучую батарею противника со 130-мм морскими орудиями и сбили два самолета. За мужество и умелые действия К. И. Пронский и другие моряки флотилии были награждены орденом Красного Знамени.

В январе 1919 г. части Красной Армии разгромили группировку американских и белогвардейских войск и овладели городом Шенкурск — важным опорным пунктом и основной базой интервентов. В боях за Шенкурск наиболее успешно действовал экспедиционный отряд балтийцев.

Всю зиму стороны усиленно готовились к решительным действиям.

Предпринимая новый поход против Республики Советов, империалисты намечали нанести удар с Севера по двум направлениям: через Котлас — на соединение с Колчаком и через Петрозаводск на Петроград — на соединение с Юденичем. Они считали, что в результате удара через Котлас появится возможность снабжать колчаковскую армию по кратчайшему пути — через Архангельск. Интервенты были так уверены в успехе, что заранее подготовили порт для приема грузов из Англии и США для Колчака.

К весне 1919 г. на Север прибыли подкрепления английских и американских войск. Англичане усилили свою речную флотилию на Северной Двине канонерской лодкой «Хамбер» и мониторами «М-31» и «М-33», имевшими на вооружении 152-мм артиллерию. В Березнике был оборудован аэродром на 40 самолетов. Всего на Севере интервенты имели свыше 56 тыс. солдат и офицеров (включая экипажи кораблей). В результате насильственной мобилизации, проведенной среди населения, увеличились и белогвардейские войска. Их сначала возглавлял генерал Марушевский, а затем генерал Миллер. Флотилия белогвардейцев состояла из канонерской лодки и двенадцати катеров.

Положение Советской республики весной 1919 г. оставалось тяжелым. Ее основные усилия были направлены на борьбу с армиями Колчака. Немалую угрозу представляли также войска Деникина, Юденича, белополяков. И все же Коммунистическая партия и Советское правительство находили возможности для пополнения сил Северного фронта. Сюда направлялись новые части и вооружение. Если к началу кампании в составе Северо-Двинской флотилии насчитывалось 6 канонерских лодок (две со 100-мм, остальные с 76-мм пушками), 4 плавучие батареи (со 120-мм и 152-мм орудиями), несколько кораблей специального и вспомогательного назначения, то к сентябрю она уже имела 9 канонерских лодок, 5 плавучих батарей, 11 тральщиков, 5 сторожевых судов и 43 других корабля различного назначения. Кронштадт присылал орудия, мины, боеприпасы и различное оборудование. Хуже обстояло дело с кадрами: не хватало командного состава и специалистов, матросов и старшин. Пришлось отзывать моряков из сухопутных частей, мобилизовать речников, организовать обучение красноармейцев морским специальностям.

Командующим флотилией назначается бывший мичман В. Н. Варваци. В марте создается политотдел флотилии во главе с коммунистом Э. И. Батисом, вступившим в ряды социал-демократов Латвии еще в 1913 г. Значительно укрепляется звено военных комиссаров. На корабли военкомами назначаются М. Г. Степанов, награжденный орденом Красного Знамени, И. С. Занкин, М. А. Доминиковский, В. А. Шустов и другие опытные партийные работники.

Зимой на кораблях началось создание партийных организаций. В период напряженных боев 1919 г. усилился приток военных моряков в большевистскую партию. Быстрое увеличение рядов парторганизаций свидетельствовало о неуклонном росте влияния партии на широкие массы трудящихся, о повышении ее авторитета как руководящей и организующей силы. За год, с февраля 1919 г. по февраль 1920 г., число коммунистов на флотилии возросло более чем в 10 раз (с 51 до 554 человек). Только за май и июнь 1919 г. возникло 40 партийных ячеек. Фронтовая газета «Наша война» 20 мая 1919 г., приветствуя создание партийных ячеек, писала:

«Пусть благие их начинания найдут живейший отклик в сердцах, не входящих в эти организации. На долю Северо-Двинской флотилии... выпадает большая забота — скорее выгнать заморских пришельцев с Северной Двины и Архангельска.

Итак, в добрый путь, товарищи коммунисты. Продолжайте начатую вами работу на страх капитализму, на радость и победу социализма».

Политотдел, военкомы и партийные ячейки проводили большую политико-массовую работу среди моряков. Они организовали широкое разъяснение решений VIII съезда партии. Были созданы партийная школа, школа партийной грамоты, кружки по изучению марксистской теории. Важной формой политического воспитания моряков стали многолюдные митинги и общие собрания личного состава, на которых обсуждались вопросы повседневной жизни флотилии, положение в стране и за рубежом. Всемерно укреплялись связи моряков с местными партийными и советскими организациями. Моряки-коммунисты участвовали в агитационных поездках по волостям. Среди личного состава флотилии организовывались сборы и отчисления продовольствия в фонд помощи детям, трудящимся Петрограда.

В апреле 1919 г. части 6-й армии перешли в наступление на левом берегу Северной Двины с задачей вновь овладеть устьем реки Вага. Вначале обстановка на фронте для советских частей складывалась благоприятно. В районе боевых действий река вскрылась на две недели раньше, чем в устье. Это позволило упредить интервентов в развертывании речной флотилии. В первых боях принял участие почти весь ее состав: канонерские лодки «Павлин Виноградов», «Карл Либкнехт», «Урицкий», «Коммунист», «Володарский», плавучие батареи «Москва», «Петроград», «Кронштадт» и другие военные суда. Они поддерживали наступавшие войска мощным артиллерийским огнем. Сыграло свою роль также вспыхнувшее в те дни восстание в 3-м северном полку противника, подготовленное группой солдат-большевиков. 300 солдат полка с винтовками, пулеметами я орудиями перешли на сторону Красной Армии. И все же наступление не достигло своей цели: не хватило сил для преодоления обороны противника.

В течение мая и июня интервенты и белогвардейцы возобновили попытки развернуть наступление на Котлас. Завязались напряженные бои на суше и на реке. Врагу удалось несколько потеснить советские части. Но большего он не добился, хотя располагал отличными по тому времени боевыми кораблями (мониторами и канонерскими лодками) с броневой защитой, сильной артиллерией и хорошо подготовленными экипажами. К тому же действия флотилии противника поддерживались значительными силами авиации. В то же время Северо-Двинская флотилия испытывала острый недостаток в средствах связи для корректировки огня, не имела зенитных снарядов и мощной береговой артиллерии, не получала необходимой авиационной поддержки. Зато советские моряки располагали неоценимым преимуществом — революционным энтузиазмом, сознанием справедливости своей борьбы в защиту великих завоеваний Октября, жгучей ненавистью к интервентам и белогвардейцам, несшим на своих штыках власть помещиков и буржуазии. Боевой дух, храбрость и несгибаемая стойкость моряков флотилии поражали даже врагов.

В первую половину июня английские корабли несколько раз пытались сбить советскую флотилию с занимаемых ею позиций в районе реки Топса, но северодвинцы отразили все их атаки, причинив при этом повреждения монитору и двум канонерским лодкам. На минных заграждениях, поставленных флотилией, противник потерял два тральщика. В напряженных боях был сорван замысел интервентов по захвату Котласа. Враг, понеся большие потери, оказался вынужденным перейти к обороне.

Летом 1919 г. общая обстановка на фронтах гражданской войны начала складываться в пользу Красной Армии. Колчак, потерпев тяжелые поражения, поспешно отступал на восток. Было сорвано первое наступление Юденича на Петроград. Закончилась крахом новая авантюра белофиннов в районе Олонец, Петрозаводск.

Таким образом, угроза соединения интервентов с Колчаком и Юденичем отпала. Провалились планы расширения агрессии на Севере.

Усиливалось сопротивление трудящихся в тылу захватчиков. Жесточайший террор, репрессии и запугивания не могли сломить воли советских людей к борьбе за Советскую власть. На оккупированной интервентами территории ширился фронт подпольной работы, развивалось партизанское движение, в котором активно участвовали многие бывшие матросы флотилии Северного Ледовитого океана. Вспыхивали волнения и восстания в белогвардейских войсках.

Под влиянием большевистской агитации иностранные солдаты и матросы начали сознавать грабительский, захватнический характер войны империалистов против Советской республики. Они все настойчивее требовали прекращения интервенции и отправки их на родину. Участились случаи неповиновения целых частей: в январе 1919 г. отказались подчиняться своему командованию несколько подразделений, действовавших на Мурманской дороге, и французский полк, а весной — 67-й итальянский полк. Волнения усиливались также в американских и английских частях. Ширилась интернациональная солидарность трудящихся капиталистических стран с Советской республикой. Английские рабочие требовали отозвать войска из России и прекратить войну. Массовые забастовки и демонстрации проходили под лозунгом «Руки прочь от России!».

Поражения на фронтах, рост революционных настроений в оккупационных войсках, политические выступления рабочего класса в крупнейших капиталистических странах вынудили империалистов Антанты и США принять решение о выводе своих вооруженных сил из европейской части Советской России. Однако интервенты не прекращали боевых действий до последнего дня пребывания на советской земле. 1 августа англичане попытались захватить Онегу, освобожденную частями Красной Армии и восставшими солдатами 5-го северного белогвардейского полка. Под прикрытием кораблей интервенты высадили десант из 700 солдат. Но он решительными действиями советских войск был разгромлен.

В ночь на 10 августа английское командование предприняло наступление на северодвинском направлении с целью обеспечить благоприятные условия для отвода своих войск в Архангельск и замены их белогвардейскими частями. Совершив глубокий обходный маневр, интервенты вышли в тыл советским войскам и речной флотилии. Для ликвидации прорыва врага корабли флотилии высадили десант. При поддержке корабельной артиллерии моряки решительной атакой выбили неприятеля из деревни Чудиново, но под давлением превосходящих сил интервентов были вынуждены отойти. Тогда канонерские лодки «Павлин Виноградов» и «Карл Либкнехт» обрушили на врага мощный огонь своих орудий. Понеся большие потери, англичане бежали. И на этот раз наступательные действия противника были сорваны.

Командование 6-й армии, получив сведения о готовящейся эвакуации иностранных войск, решило сорвать ее и разгромить интервентов. Общее наступление частей Красной Армии и флотилии на Северном фронте началось 4 сентября. При поддержке артиллерии кораблей оборона противника была прорвана. Войска фронта заняли несколько населенных пунктов. Тральщики успешно проделали проходы в двух минных заграждениях врага, и артиллерийские корабли получили возможность продвигаться вперед, поддерживая наступавшие части.

Под ударами Красной Армии рухнули планы интервентов на организованный отход и планомерную эвакуацию своих войск. К тому же в те дни резко понизился уровень воды в реке. 17 сентября па Чакомском перекате англичане вынуждены были взорвать мониторы «М-25» и «М-27». В ночь на 27 сентября последние английские корабли поспешно покинули Архангельск. Белогвардейские войска генерала Миллера еще некоторое время продолжали удерживать свои позиции, но вскоре под ударами Красной Армии начали отступать. Однако продвижение Северо-Двинской флотилии задержалось из-за магнитных мин, которые впервые в истории были применены английскими кораблями для прикрытия отхода своих войск. Средств борьбы с ними тогда еще не было не только у советского флота, но и у самих англичан.

Морякам флотилии пришлось затратить немало усилий, чтобы ликвидировать минную опасность. В сентябре в составе флотилии имелось лишь 11 тральщиков, поэтому к тральным работам привлекались и другие корабли. Для ускорения работ минный отряд был усилен 150 матросами. Применение обычных тралов не давало результатов. Более того, попытка уничтожить новые мины с их помощью закончилась подрывом трех тральщиков.

29 октября водолазам удалось вытащить магнитную мину. Минеры после тщательного ее изучения разработали несколько конструкций тралов, но это не дало большого эффекта. Помогла флотская смекалка: моряки быстро углубили обходный фарватер и по нему провели корабли. 13 октября они смогли возобновить огневую поддержку частей Красной Армии, встретивших сопротивление белогвардейцев в районе реки Шипилиха. Совместными усилиями кораблей и сухопутных войск противник был выбит с занимаемых им позиций. Однако в связи с приближением ледостава кораблям пришлось уйти на зимовку. Наступление временно приостановилось.

В начале 1920 г. наступательные действия 6-й армии возобновились. Флотилия выделила для борьбы на суше отряд из 736 моряков и сформировала бронепоезд «Красный моряк». Наступление развивалось успешно. Трудящиеся Северного края оказывали активную поддержку наступающим частям Красной Армии. Под ударами советских войск солдаты белогвардейских частей начали сдаваться в плен целыми подразделениями. 20 февраля 1920 г. войска 6-й армии вступили в Архангельск. Перед этим в городе вспыхнуло восстание рабочих и матросов. Восставшие освободили из тюрем политических заключенных, вступили в бой с остатками белогвардейских войск и помешали им увести корабли и суда, находившиеся в Архангельске, в том числе линкор «Чесма», 2 миноносца, подводную лодку «Св. Георгий», 2 посыльных судна, 6 тральщиков, ледокол «Святогор».

В тот период большие политические события назревали в Мурманске. Здесь длительное время работала подпольная большевистская группа. 20 февраля, узнав о вступлении советских войск в Архангельск, она подготовила вооруженное восстание. Основные его силы составили местная комендантская команда, моряки транспорта «Ксения» и железнодорожники. Восставшие, выступив 21 февраля, арестовали многих белогвардейских руководителей, захватили ряд; кораблей, склады с мукой и военным имуществом. Лишь небольшой части белогвардейцев и их прислужников — предателей народа — удалось бежать на двух пароходах. Вся власть перешла в руки Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Но фронт был еще далеко, и для того чтобы защитить город от возможных ударов белогвардейских войск, по решению Мурманского Совета был организован 1-й стрелковый Мурманский полк Красной Армии.

Успех восстания в Мурманске лишил белогвардейцев основной тыловой базы, помощи и поддержки из-за моря, а также возможности эвакуации морским путем.

На мурманском участке фронта в 1919 г. боевые действия носили напряженный характер. На побережье Онежского озера интервенты создали сильную флотилию быстроходных катеров, которая поддерживалась гидросамолетами. Высокой активностью отличалась и боевая деятельность советской Онежской флотилии. В ходе наступательных боев ее корабли высадили несколько десантов, артиллерийским огнем оказывали поддержку сухопутным войскам.

23 февраля 1-я дивизия Красной Армии перешла в стремительное наступление вдоль Мурманской железной дороги. Враг отступал, неся большие потери. 25 февраля советские части освободили Медвежью Гору. 2 марта был занят город Сорока, а 9-го — Кандалакша. 13 марта дивизия вступила в Мурманск. Население города устроило торжественную встречу красноармейцам.

Авантюра интервентов и их белогвардейских пособников на Севере Советской республики потерпела полный провал. В Архангельской губернии и на Мурмане прочно утвердилась Советская власть.

«На Северном фронте... — отмечал В. И. Ленин, — наступление неприятеля рухнуло окончательно. Англичанам пришлось вывезти назад свои войска...».

Империалисты Англии, США и Франции, предпринимая интервенцию на Севере Республики Советов, ставили своей целью отторжение этого края и порабощение его населения. Их привлекали неисчислимые природные богатства советского Севера, близость этого морского театра к центральным районам страны, наличие здесь незамерзающего открытого выхода в океан. Расчеты интервентов на успех основывались на окраинном положении Северного края, на возможности снабжения своих войск морем и вероятности их соединения с армиями Колчака и Юденича. Одним из условий, облегчивших вторжение агрессоров в пределы советского Севера, была слабость вооруженных сил молодой Республики Советов, особенно флотилии Северного Ледовитого океана, боевая мощь которой к началу-интервенции была подорвана предательскими действиями изменников народа, засевших в органах управления и на кораблях. Несмотря на это, разбойничьи планы империалистов потерпели полный провал. Интервентам был дан поучительный урок: испытав силу народного гнева и все возраставшую мощь ударов Красной: Армии, им пришлось убраться восвояси.

В разгроме врага на Северном фронте важную роль сыграли речные и озерные военные флотилии. Как и на других театрах гражданской войны, они являлись одной из наиболее подвижных сил, способных быстро маневрировать и сосредоточивать мощные ударные группировки на важных направлениях. Северо-Двинская речная и Онежская озерная флотилии активно содействовали войскам 6-й армии артиллерийским огнем и высадкой десантов, прикрывали войска от ударов кораблей, артиллерии и авиации противника. Они успешно противодействовали корабельным силам и самолетам интервентов, умело вели борьбу с минной опасностью. На Северной Двине советские моряки, впервые столкнувшись с неконтактными магнитными минами, предприняли первые попытки создания неконтактных тралов.

В ходе боевых действий на Северной Двине и Онежском озере выявилась необходимость усиления зенитной артиллерии кораблей, строительства бронированных катеров, увеличения на флотилиях количества тральщиков. Полностью оправдалось оперативное подчинение флотилии командованию фронта (армии). Оно обеспечивало четкое взаимодействие кораблей с сухопутными войсками.

Опыт гражданской войны показал возросшее значение Северного морского театра в обороне Советского государства, необходимость всемерного укрепления заполярных морских рубежей страны. Лучшие боевые традиции советских военных моряков, проявивших в борьбе с интервентами и белогвардейцами на Севере высокий революционный энтузиазм и героизм, были восприняты и развиты новыми поколениями североморцев — славных защитников советского Заполярья