Военно-морской флот России

Локтионов И. И. Волжская флотилия в Великой Отечественной войне. - М., Воениздат, 1974. 

На волжских фарватерах

Командование Волжской флотилии с 17 мая организовало конвоирование транспортов канонерскими лодками, бронекатерами и сторожевыми катерами, а также проводку судов за тралами в районах, где возникала минная опасность. Наращивались темпы и объем боевого траления с целью расширения действовавших фарватеров и уничтожения вновь поставленных противником минных банок. Одновременно принимались срочные меры по переоборудованию речных судов под тральщики в соответствии с решением Государственного Комитета Обороны.

Все это создавало благоприятный устойчивый оперативный режим, способствовало обеспечению безопасности движения транспортных судов.

Минная обстановка на Волге от Астрахани до Саратова носила наиболее острый характер после 15 мая до середины июня, когда наращивались объем и темпы перевозок нефтепродуктов. Если в апреле из Астрахани вышло 49 конвоев, то в мае и июне — 194. Эти конвои насчитывали в общей сложности свыше 1000 транспортных судов, сотни кораблей охранения. Объем перевозок нефтепродуктов в апреле составлял 467 000 тонн, а в мае — июне он возрос до 1 536 100 тонн{131}.

В этот период авиация противника в течение месяца, с 15 мая по 15 июня, поставила 227 мин{132} (больше половины общего количества мин, поставленных ею за кампанию 1943 года). Во второй половине июня ее активность на Волге заметно спала. Тогда вражеские самолеты поставили всего 21 мину. Это объясняется тем, что наша авиация нанесла ряд массированных ударов по аэродромам противника в районе Сталинo (Донецка), где были сосредоточены миноносные самолеты, а также все большим усилением противодействия зенитных сил Волжской флотилии и Войск ПВО страны. При этом надо учитывать и то, что немецко-фашистское командование в те дни начало концентрировать значительные силы, в том числе и авиацию, для наступления под Курском.

В мае — июне 1943 года было отобрано для переоборудования под тральщики и трал-баржи 165 самоходных и несамоходных транспортных судов. Из них значительная часть вступила в строй к концу июня 1943 года{133}. Если к началу навигации боевой состав тральных сил не превышал 50 тральщиков (без Астраханской военно-морской базы), то уже к концу июня он достиг 165 единиц.

Противоминная оборона речной коммуникации на участке от Астрахани до Батраков обеспечивалась тральными силами Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы, а противовоздушная — силами и средствами Войск ПВО страны, Волжской флотилии, оперативной группы ПВО транспортной службы Волжского бассейна.

В мае — июне противовоздушная оборона Волжской водной коммуникации была значительно укреплена. Флотилия располагала 287 орудиями мелкокалиберной зенитной артиллерии, 92 крупнокалиберными пулеметами и 53 пулеметами М-1. Кроме того, 12 канонерских лодок были вооружены 24 дальнобойными зенитными орудиями калибра 85 мм. В 198 взводах ПВО, сформированных и вооруженных в мае — июне, и в 31 отстойном пункте насчитывалось 221 зенитное орудие, 308 зенитных пулеметов и 173 прожекторных установки. Авиация Войск ПВО страны в бассейне Нижней Волги имела 41 истребитель. Действия всех этих сил и средств противовоздушной обороны умело координировал штаб Волжской флотилии. Большая заслуга в этом, в частности, подполковника А. Г. Миролюбова. Корабельная береговая зенитная артиллерия, зенитные орудия и пулеметы взводов ПВО бассейна Волги и транспортных судов, истребительная авиация использовались по единому плану с высокой эффективностью.

Важные задачи решала гидрографическая служба флотилии (начальник — капитан 2 ранга И. Ф. Новоселов). Она успешно обеспечивала действия тральных сил и ограждение протраленных фарватеров и минных банок. На каждом боевом участке был сформирован военно-лоцманский пункт.

В связи с переоборудованием большого количества транспортных судов под тральщики и формированием речных аварийно-спасательных отрядов численность личного состава флотилии значительно возросла (с 7 827 до 11 116 человек). Если на 1 апреля на флотилии было 1201 офицер, 2155 старшин, 4471 матрос, то на 30 июня численность офицеров составила 1367, старшин — 2756, матросов — 6993 человека. Несмотря на это, людей по-прежнему не хватало. Некомплект по офицерскому составу достигал 10,5 процента, а по старшинскому и рядовому составу — 15 процентов{134}.

Военный совет, штаб и политический отдел флотилии особое внимание уделяли боевой и политической подготовке экипажей переоборудуемых судов. На заводах моряки в ходе работ изучали применявшиеся противником мины, овладевали боевой техникой. Экипажи вновь вступавших в строй тральщиков укреплялись матросами, старшинами и офицерами, имевшими опыт боевого траления. Каждому такому кораблю предоставлялось 5 — 7 дней для отработки боевой и повседневной организации службы и сдачи первых курсовых задач.

Напряженный характер носила боевая учеба и на других кораблях. Наряду с конвоированием транспортов экипажи канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров на конкретном оперативно-тактическом фоне выполняли зенитные артиллерийские и пулеметные стрельбы, отрабатывали задачи по взаимодействию с сухопутными войсками (артиллерийская поддержка, высадка тактических десантов и т. д.).

Оперативно-тактическая подготовка офицерского состава была целеустремлена на выработку единства взглядов на способы и методы борьбы с минной опасностью и обеспечение безопасности перевозок по Волге.

Военный совет флотилии настойчиво добивался всестороннего совершенствования управления ее силами, четкого взаимодействия с Войсками ПВО страны. По наиболее важным вопросам планирования и регулирования перевозок нефтепродуктов проводились совещания командования флотилии совместно с командирами боевых районов и представителями речного транспортного флота. По итогам этих совещаний Военный совет принимал постановления, издавались приказы, которые были обязательными и для ведомств и организаций речного флота.

Контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, начальник штаба капитан 1 ранга В. В. Григорьев, начальник оперативного отдела капитан 2 ранга Е. С. Колчин выступали активными поборниками высокой штабной культуры, придавали должное значение всестороннему анализу обстановки, разработке четкой оперативно-боевой документации.

Штаб флотилии и штабы соединений постановку задач оформляли письменными боевыми приказами, директивами и распоряжениями.

Все это в значительной мере обеспечивало успех боевой деятельности кораблей и частей.

В зимний период на флотилии было допущено ослабление партийно-политической работы. Поэтому Военный совет, политорганы и партийные организации флотилии принимали действенные меры по усилению политического и воинского воспитания личного состава. Этот вопрос неоднократно обсуждался на заседаниях Военного совета, на совещаниях командиров и начальников политорганов, партийно-комсомольского актива, на собраниях коммунистов и комсомольцев. Широко ставился он на страницах флотильской газеты «За родную Волгу» и газет соединений.

Руководящий состав флотилии принимал активное участие в устной и печатной пропаганде. Пример в этом показывал контр-адмирал Ю. А. Пантелеев. В своих выступлениях перед личным составом, а также в статьях, опубликованных в газете «За родную Волгу», командующий флотилией глубоко раскрывал значение требований партии и правительства к Советским Вооруженным Силам, их усилий по мобилизации сил и возможностей страны для разгрома заклятого врага, разъяснял задачи, поставленные перед флотилией, указывал пути их успешного решения.

Политорганы флотилии всемерно добивались усиления партийного влияния на каждом корабле на все стороны жизни и боевой деятельности личного состава. Были созданы первичные партийные организации в дивизионах тральщиков, а на бронекатерах и тралыци-ках — партийно-комсомольские группы. Задачи надежной защиты Волжской водной коммуникации обсуждались на сборах секретарей партийных организаций, на собраниях партийного актива соединений. Военный совет флотилий, чтобы добиться стабильности партийного актива, принял постановление, запрещавшее списание с кораблей и из частей секретарей парторганизаций и парторгов без санкции начальника политотдела{135}.

Все эти меры способствовали повышению действенности организаторской и агитационно-пропагандистской работы коммунистов по мобилизации личного состава на успешное выполнение боевых заданий командования.

Таким образом, реорганизация сил флотилии была подкреплена новым подъемом в деятельности командиров, политорганов и партийных организаций. Это незамедлительно сказалось на решении главной задачи — обеспечении безопасности судоходства на Нижней Волге.

Тральные силы в границах боевых районов и участков непрерывно очищали фарватеры от вражеских мин, поддерживали безопасность судового хода во всей операционной зоне.

Бронекатера и сторожевые катера 4-й бригады речных кораблей при конвоировании транспортов и нахождении в засадах на боевых участках оказывали противодействие минным постановкам авиации противника на участке от Камышина до Копановки.

13 канонерских лодок 3-й бригады речных кораблей, находившиеся в оперативном подчинении начальника пароходства «Волготанкер», использовались для буксировки и противовоздушной обороны нефтеналивных судов. Остальные канонерские лодки конвоировали наиболее важные караваны нефтеналивных судов. Береговые и плавучие зенитные батареи обеспечивали противовоздушную оборону отстойных пунктов и мест базирования тральных сил флотилии{136}.

С 17 мая все наиболее крупные и важные караваны судов (нефтеналивные баржи грузоподъемностью более 5000 тонн, военные транспорты с личным составом и грузами) совершали переходы в охранении канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров.

Возглавлял конвой один из командиров конвойных кораблей.

На Волжской военной флотилии был разработан и нашел широкое применение целый ряд методов конвоирования: эстафетный, сквозной (непрерывный), частичный, комбинированный и усиленный.

Эстафетное конвоирование заключалось в том, что боевые корабли прикрывали суда от воздействия авиации противника лишь в пределах своего участка, передавая их дальше соседнему участку.

При сквозном конвоировании корабли охранения сопровождали транспортные суда от пункта выхода до порта назначения или на всем опасном участке.

Суть частичного конвоирования состояла в том, что бронекатера и сторожевые катера прикрывали транспорты только в пределах своих подвижных огневых позиций, дальше суда шли самостоятельно, осуществляя противовоздушную оборону своими огневыми средствами.

При комбинированном конвоировании корабли охранения, обычно канонерские лодки, во время всего перехода одновременно выполняли и роль буксировщиков.

Усиленное конвоирование осуществлялось кораблями охранения совместно с кораблями, находившимися на подвижных огневых позициях.

Наиболее эффективными оказались эстафетное и частичное конвоирование. Эти методы требовали минимального количества кораблей охранения, исключали скопление их в отдельных районах, позволяли сохранять четкую организацию противовоздушной обороны во всей операционной зоне флотилии. При таком конвоировании экипажи кораблей охранения в пределах своих участков хорошо знали обстановку, способы действий вражеской авиации и поэтому могли оказывать ей активное противодействие. И в этом случае не нарушался принцип непосредственной и оперативной подчиненности таких кораблей.

Основная часть конвойных кораблей распределялась по боевым районам, которым они подчинялись в оперативном отношении. Помимо кораблей охранения противовоздушную оборону транспортных судов осуществляли постоянные и маневренные отстойные пункты, которые прикрывались береговыми и корабельными зенитными средствами, дозорными кораблями и истребительной авиацией.

Таким образом, на всем пути следования транспортных судов в границах операционной зоны флотилии обеспечивалось: непрерывное наблюдение за действиями вражеской авиации и минной обстановкой, надежней противовоздушная оборона транспортных судов на переходах, в отстойных пунктах, местах погрузки и разгрузки; эффективное противодействие самолетам противника. Конвоированием наряду с систематическим тралением и уничтожением мин достигались непрерывность и безопасность перевозок. С 5 мая по 25 июня 1943 года, в период самых интенсивных действий немецко-фашистской авиации, в операционной зоне флотилии прошло 3350 транспортных судов, из них 514, главным образом крупных нефтеналивных, конвоировались канонерскими лодками, бронекатерами и сторожевыми катерами{137}. Противовоздушная оборона транспортов, следовавших без непосредственного охранения, обеспечивалась кораблями, несшими дозорную службу и находившимися в засадах на боевых участках, а также плавучими и стационарными батареями флотилии совместно с войсками ПВО транспортной службы Волжского бассейна.

Канонерские лодки, бронекатера и сторожевые катера только за период с 15 мая по 29 июня более 50 раз вступали в бой с вражескими самолетами. Они решительно срывали попытки противника нанести бомбовые удары по караванам судов и крупным портам Волги, произвести минные постановки.

19 мая на участке Сталинград — Камышин группа гвардейских бронекатеров своим эффективным огнем отразила налет пяти немецких самолетов, заставила их отказаться от атаки караванов судов и постановки мин с малых высот. Особенно отличился бронекатер № 33 лейтенанта К. И. Воробьева.

В тот день другие корабли флотилии сорвали бомбардировку каравана судов у Черного Яра. Ни одна из бомб, сброшенных вражескими самолетами, не попала в транспорты.

1 июня у Черного Яра бронекатер лейтенанта К. И. Воробьева отразил шесть ночных атак самолетов противника. Гитлеровцы сбросили до 60 зажигательных бомб, все они упали в стороне от транспортных судов.

12 июня 50 немецких самолетов бомбили одновременно Саратов и Увек. В отражении этого налета вместе с зенитными батареями Войск ПВО страны принимало участие более 10 кораблей флотилии. Было сбито семь бомбардировщиков, к Саратову и Увеку прорвалось лишь пять самолетов{138}. 17, 19, 20 и 23 июня были отражены крупные налеты авиации противника на Камышин, Саратов и на караваны судов. В этих налетах участвовало 135 вражеских самолетов. 23 июня у Саратова и Камышина гитлеровцы сбросили с больших высот на корабли флотилии 71 авиабомбу. Однако ни одна из них не попала в цель.

В течение мая — июня корабли флотилии участвовали в отражении 134 атак авиации противника. Причем они не имели потерь в личном составе и материальной части. В этот период на Волге не было ни одного случая гибели кораблей и транспортных судов от воздействия авиации противника.

В навигацию 1943 года повысилась эффективность противодействия минным постановкам противника. Под сильным огнем гитлеровские летчики вынуждены были сбрасывать мины с большой высоты. Из 409 мин, ставившихся самолетами противника в апреле — июне, 84 не попали в Волгу, взорвались при ударе о землю{139}.

Все это явилось результатом усиления противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации, надежного конвоирования транспортных судов боевыми кораблями.

Последние крупные налеты на Саратов, Камышин и Астрахань и минные постановки на Волге вражеская авиация (до 80 самолетов) предприняла 25 и 26 июня. В последующее время она производила лишь разведывательные полеты на большой высоте.

Конвоирование транспортных судов продолжалось до сентября. После поражения гитлеровцев под Курском полеты вражеских самолетов над Волгой прекратились и необходимость в нем отпала. С этого времени все усилия Волжской флотилии свелись к борьбе с опасностью, остававшейся от ранее поставленных противником мин.

В мае — ноябре 1943 года боевое траление являлось главной задачей флотилии, определявшей всю боевую деятельность военных моряков на Волге.

Корабли 1-й и 2-й бригад траления были развернуты в отведенных им районах и боевых участках во второй половине мая. Несмотря на то что тральные силы постоянно росли за счет переоборудования транспортных судов, боевая деятельность бригад носила исключительно напряженный характер. В мае — июне противник особенно интенсивно ставил мины, притом — во всей операционной зоне. К тому же начавшийся спад весенней большой воды вызвал обмеление обходных фарватеров, ограничивая тем самым возможности для маневрирования ими.

Тральщикам, которых постоянно не хватало, пришлось действовать во всей операционной зоне флотилии протяженностью более 1000 км — прокладывать фарватеры через плотные минные банки, обеспечивать проводку транспортных судов за тралами, вести контрольное траление не обмелевших обходных фарватеров. Экипажи этих кораблей решали свои задачи, проявляя большую выдержку, стойкость, инициативу и находчивость.

Успешно обеспечивала тральные работы, устанавливала надежное навигационно-гидрографическое ограждение основных и обходных фарватеров гидрографическая служба флотилии.

В мае — июне активность миноносных самолетов противника постоянно росла. Только в мае они поставили 354 мины. Однако гитлеровцам не удалось сорвать перевозки по Волге.

В борьбе с минной опасностью в этот период особенно отличились экипажи тральщиков под командованием главного старшины М. М. Месевича (№ 113), мичмана Н. К. Топчия (№ 314) и старшин 2-й статьи П. Ф. Титова (№ 148) и П. С. Потапова («Обнорск»){140}.

С начала июня плавание транспортных судов стало возможным только по основным летним меженным фарватерам. Поэтому 1-я и 2-я бригады траления получили задание в кратчайший срок восстановить их в границах 1-го и 2-го боевых районов. С 5 июня все дивизионы тральщиков начали регулярное сплошное траление всего основного летнего судового хода с перекрытием и тщательной обработкой на 15 импульсов. После такой обработки по меженным фарватерам проходили 20 — 25 караванов транспортов,  следовавших порожняком, и только после этого они открывались для груженых нефтеналивных судов.

Это задание тральщики выполнили успешно. К концу июня открылось плавание по всем летним фарватерам в операционных зонах Волжской флотилии и Астраханской военно-морской базы. Качество тральных работ было довольно высоким. В июне подорвалась лишь баржа «Судога», шедшая порожняком. В течение этого месяца на Нижней Волге было проведено 130 караванов судов, которые перевезли 751 000 тонн нефтепродуктов{141}. К началу июля обстановка в операционной зоне флотилии заметно улучшилась. Значительно увеличились силы и средства противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации. Втрое выросло количество тральщиков.

Выше уже говорилось, что с конца июня вражеская авиация прекратила массированные налеты на караваны судов и порты Волги. Но во время битвы на Курской дуге она подвергла бомбардировке мосты у Сызрани. Это заставило командование флотилии создать 9-й участок 2-го боевого района, увеличить операционную зону более чем на 300 км (до Батраков), объявить опасным для плавания и участок Саратов — Батраки{142}.

В июле — августе число тральщиков флотилии продолжало расти. Если на 1 июля их насчитывалось 165, а различных тралов — 209, то на 1 сентября тральщиков было уже 213, а тралов 317. Когда же определилось поражение гитлеровцев в летне-осенней кампании 1943 года и советские войска вышли к Днепру, угроза налетов авиации противника отпала окончательно. Поэтому дальнейшая мобилизация транспортных судов для переоборудования под тральщики была приостановлена.

Во второй половине 1943 года флотилия успешно решала задачу полного уничтожения мин и продолжала обеспечивать противовоздушную оборону перевозок в своей операционной зоне. Одновременно с тралением на кораблях и в частях велась напряженная боевая учеба личного состава. Она имела большое значение не только в решении боевых задач, но и в подготовке к предстоявшему воссозданию Днепровской флотилии, пополнению волжскими боевыми кораблями и плавучими батареями Азовской и Онежской флотилий, бригады кораблей Чудского озера.

Во втором полугодии задачи флотилии сводились к следующему: завершение траления всех меженных летних фарватеров и доведение их до полной ширины; полное уничтожение поставленных противником минных банок во всей операционной зоне; повторное траление всего судового хода Нижней Волги для обеспечения полной безопасности плавания всех судов; выполнение плана боевой подготовки; ремонт и подготовка к перебазированию кораблей, предназначавшихся для укомплектования воссоздававшихся Днепровской флотилии и бригады кораблей Чудского озера, а также для пополнения Азовской флотилии{143}.

Военный совет, штаб и политический отдел флотилии вели большую организаторскую работу на местах, осуществляли систематический контроль за выполнением планов боевого траления, за состоянием противовоздушной и противоминной обороны перевозок кораблями и частями, за ходом боевой и политической подготовки.

Во втором полугодии окончательно сложилась четкая и эффективная организация противовоздушной и противоминной обороны перевозок в бассейне Волги. Была хорошо отработана система наблюдения за всей водной поверхностью Волги от Астрахани до Батраков. В июле — августе возросло количество постов противоминного наблюдения как по линии Волжской флотилии (до 424), так и по линии гражданских организаций Сталинградской, Саратовской и Куйбышевской областей (до 532).

В конце сентября численность зенитных орудий флотилии, Войск ПВО страны, оперативной группы ПВО транспортной службы Волжского бассейна достигла 427, пулеметов — 1320, прожекторных станций — 189{144}.

Четко действовали служба пути и навигационного ограждения фарватеров, военно-лоцманская служба флотилии. Хорошо было налажено материально-техническое снабжение действующих соединений и частей.

Успешно решали свои задачи тральные силы флотилии и во втором полугодии. Они спрямили и расширили фарватеры летнего судового хода, обеспечили безопасность дноуглубительных работ на лимитирующих перекатах, полностью ликвидировали минные банки на судоходных глубинах, довели все основные фарватеры до их естественных границ. Затем тральщики флотилии провели контрольное траление акватории бывших минных банок, закончили заключительное повторное траление этих районов с помощью магнитно-акустических трал-барж и контрвзрывов глубинных бомб. Личным составом дивизионов тральщиков, постов СНиС было обследовано побережье Волги{145}.

В июле — ноябре траление проводилось с большим напряжением на всех боевых участках. Рабочий день экипажей тральщиков составлял 14 — 17 часов. В июле — августе, когда велась полная ликвидация минных банок на фарватерах, непосредственно на тралении было занято более 75 процентов тральщиков. Всего за кампанию 1943 года они протралили на 15 импульсов площадь в 112 кв. км, прошли со всеми видами тралов 176 761 километр. С помощью тралов было уничтожено 67 мин, контрвзрывами глубинных бомб — 22 мины. Минеры разоружили 12 мин, обнаруженных на обсохших участках реки. 104 мины взорвались при постановке, 242 было нейтрализовано{146}.

За обнаружение и уничтожение мин морякам флотилии и местному населению было выплачено денежное вознаграждение в сумме 530 тыс. рублей.

Все это позволило обеспечить безопасность плавания транспортных судов. Всего за кампанию 1943 года в бассейне Нижней Волги прошло 10 959 судов, из них пордорвалось на минах 13, или менее 0,2 процента{147}. Со второй половины мая до конца навигации не было ни одного случая подрыва груженых нефтеналивных судов.

Наряду с тралением большое место в боевой деятельности Волжской флотилии в июле — ноябре 1943 года занимала противовоздушная оборона судов на переходе и в отстойных пунктах. Кроме того, значительная часть канонерских лодок и некоторые тральщики привлекались к буксировке нефтекараванов. Бронекатера, минометные и сторожевые катера несли дозорную службу, сопровождали наиболее важные караваны нефтеналивных судов. Вместе с тем личный состав 3-й и 4-й бригад речных кораблей занимался боевой учебой и готовился к перебазированию на Азовское море, Днепр и Онежское озеро. Боевая и политическая подготовка велась и на канонерских лодках, не занятых на буксировке нефтекараванов.

3-я и 4-я бригады кораблей полностью выполнили планы огневой подготовки. Было проведено 127 артстрельб, 83 процента стрельб получили высокие оценки. В этих соединениях были успешно отработаны и сданы все основные задачи курса боевой подготовки речных кораблей. Дивизионы бронекатеров и минометных катеров провели тактические учения по таким темам, как «Прорыв речной укрепленной позиции», «Артиллерийское прикрытие переправ сухопутных войск», «Поддержка бронекатерами и минометными катерами форсирования рек армейскими частями», «Высадка тактических десантов на приречные фланги обороны противника» и другие. Штабы бригад речных кораблей провели оперативно-тактическую игру с участием командиров дивизионов канонерских лодок, бронекатеров и сторожевых катеров по вопросам артиллерийской поддержки приречного фланга сухопутных войск в наступлении{148}.

В соединениях тральщиков наряду с боевым тралением также проводилась боевая подготовка. Все тральщики, находившиеся в кампании, успешно отработали курсовые задачи. Специальные упражнения сдавались ими во время боевого траления с фактическим использованием трального оружия. Штабы этих бригад провели учения по управлению силами на темы: «Минная разведка закрытого для плавания района реки», «Проводка транспортных судов в условиях бомбардировок и высокой минной опасности»{149}.

В конце навигации решалась также задача перебазирования с Волги в бассейн Днепра боевых сил для Днепровской флотилии, отправка кораблей на другие реки, на Азовское море и Чудское озеро. В сентябре — ноябре было поднято на берег и погружено на платформы 240 бронекатеров, тральщиков, минометных, сторожевых и других катеров. На другие флоты и флотилии вместе с кораблями было направлено 2560 матросов старшин и офицеров, 1200 тонн различных грузов{150}.

В конце кампании 1943 года по решению Государственного Комитета Обороны было разоружено и возвращено речному транспортному и промысловому флоту 75 судов. На 18 октября в составе Волжской флотилии оставалось 6 канонерских лодок, 80 тральщиков, 13 сторожевых катеров, 5 минометных катеров, 35 полуглиссеров, 2 плавучие батареи, 5 штабных кораблей, 30 буксировщиков трал-барж. 3-я и 4-я бригады речных кораблей были расформированы. Имели сокращенный состав 1-я и 2-я бригады траления. Были сформированы отдельный дивизион канонерских лодок, отдельный отряд полуглиссеров, 291-й и 292-й отдельные зенитные артдивизионы{151}.

По решению Народного комиссара ВМФ с 1 ноября 1943 года Волжская флотилия начала постепенно свертывать свои силы. Одни корабли и части передавались на другие флоты и флотилии, другие возвращались гражданским речным транспортным и промысловым организациям. Оставалась лишь часть тральщиков для контрольного траления фарватеров в начале навигации 1944 года. В декабре 1943 года в командование флотилией вступил капитан 1 ранга П. А. Смирнов. Начальником политотдела оставался капитан 1 ранга Н. П. Зарембо{152}. В сентябре начальником штаба флотилии был назначен капитан 2 ранга Н. Д. Сергеев.

В конце кампании 1943 года командование, штаб и политический отдел флотилии всесторонне обобщили опыт использования ее сил и средств в целях противоминной и противовоздушной обороны Волжской водной коммуникации и опыт партийно-политической работы на кораблях, в частях и соединениях. Итоги анализа и сделанные выводы были доведены до широкого круга офицеров флотилии.

Зимой 1943/44 г. личный состав кораблей и частей Волжской флотилии занимался боевой и политической подготовкой. В апреле — июне 1944 года 8 дивизионов тральщиков провели контрольное траление фарватеров от Астрахани до Саратова, а также повторное траление минных банок, остававшихся нейтрализованными. Мин на фарватерах во всей операционной зоне флотилии не было обнаружено.

Приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота от 30 июня 1944 года Волжская флотилия была расформирована. Ее корабли и части передавались другим, действующим флотам и флотилиям. Мобилизованные суда были разоружены и возвращены по принадлежности организациям транспортного и промыслового флота Волжского бассейна.

* * *

Волжская флотилия в навигацию 1943 года успешно решила задачу надежной защиты водной коммуникации, имевшей стратегическое и общегосударственное значение. Со второй половины мая до конца навигации 1943 года ее кораблями проведено более 8 тысяч судов. Масштабы перевозок росли из месяца в месяц. Только нефтепродуктов на участке Астрахань — Саратов было перевезено: в апреле 445 000 тонн (68,4% плана), мае 765 000 (76,5% плана), июне 751 000 (88,4% плана), июле 1 100 000 (111,0% плана), августе 1 155 500 (110,5% плана), сентябре 965 000 тонн (107,2% плана). За всю навигацию 1943 года перевозки нефтепродуктов на Нижней Волге составили более 7 млн. тонн{153}.

Примечательно, что не было ни одного случая гибели груженых нефтеналивных транспортов.

За образцовые действия по обеспечению безопасности речной коммуникации в 1943 году более 800 моряков Волжской флотилии и транспортного флота Волжско-Каспийского бассейна было награждено орденами и медалями.

Безопасность возраставших нефтеперевозок достигалась непрерывным боевым тралением, созданием устойчивого оперативного режима путем развертывания сети постов противоминного наблюдения, стройной организацией управления боевой деятельностью кораблей, частей и соединений, четким взаимодействием с Войсками ПВО страны и гражданскими организациями, имевшими отношение к нефтеперевозкам.

Опыт Волжской флотилии по защите перевозок на Нижней Волге в период навигации 1943 года показал, что основные положения советского военного и военно-морского искусства о совместных действиях сухопутных войск с военными речными флотилиями и боевой деятельности различных классов речных кораблей были правильными. Творчески руководствуясь ими, моряки флотилии в тесном контакте с взаимодействующими Войсками ПВО территории страны и с гражданскими организациями речного флота смогли обеспечить безопасность Волжской водной коммуникации.

Главный морской штаб и командование Волжской флотилии в мае — июле успешно справились со сложными проблемами вооружения большого количества тральщиков, развертывания новых формирований кораблей, береговых и плавучих зенитных батарей, постов противоминного наблюдения, а также непосредственного руководства нефтеперевозками в бассейне Волги. Была создана четкая и эффективная организация противоминной и противовоздушной обороны речной коммуникации. Каспийская и Волжская флотилии, Войска ПВО страны составляли единую систему защиты перевозок нефтепродуктов из Баку и Махачкалы через Астрахань, Сталинград, Камышин и Саратов.

Полностью оправдало себя подчинение (непосредственное или оперативное) командующему Волжской флотилией всех сил и средств ПВО, противоминной обороны бассейна Волги, а также гражданских транспортных организаций по вопросам режима плавания в районах, опасных в минном отношении.

Оказалась весьма эффективной новая боевая организация Волжской флотилии. Она позволяла рационально использовать соединения тральных сил и конвойных кораблей для уничтожения мин противника, осуществления противовоздушной обороны судов на переходах и в отстойных пунктах. Командиры боевых районов располагали всеми силами и средствами, необходимыми для решения комплекса боевых задач по обеспечению безопасности плавания, несли личную ответственность за противоминную и противовоздушную оборону судов в своих зонах.

Штабы бригад траления концентрировали все данные обстановки как в своих зонах, так и на всем театре действий Волжской флотилии. Приказы и распоряжения командиров бригад были обязательными не только для частей, непосредственно им подчиненных, но и для взаимодействующих частей ПВО, командиров конвоев на переходе и в отстойных пунктах, входивших в зоны боевых районов. Им в оперативном отношении подчинялись и все организации транспортного флота, находившиеся в установленных границах боевых районов.

Созданная организация сил позволяла командующему Волжской флотилией управлять боевыми действиями соединений гибко и непрерывно. На флагманском командном пункте (штабной корабль «Железнодорожник»), находившемся у Сталинграда, концентрировались данные обстановки во всей операционной зоне от Астрахани до Саратова и на южном крыле советско-германского фронта, особенно в приволжской зоне Войск ПВО страны. Данные о находившихся в воздухе вражеских самолетах становились известными штабу Волжской флотилии за 30 — 40 минут до подхода их к берегам Волги. Это позволяло своевременно приводить в боевую готовность силы и средства, противодействовавшие минным постановкам и бомбардировкам, рассредоточивать и маскировать конвои.

С введением новой боевой организации сил Волжской флотилии были разработаны и принципы управления действиями соединений и частей на театре с учетом взаимодействия с транспортными организациями, ведавшими перевозками жидкого топлива, Войсками ПВО страны и частями ПВО транспортной группы Волжского бассейна.

Командующий Волжской флотилией управлял действиями бригад траления и бригад речных кораблей через командиров этих соединений. Управление нефтеперевозками осуществлялось через начальников пароходства «Волготанкер» и службы пути Волжского бассейна. Взаимодействие с Войсками ПВО страны было четко регламентировано постановлением Государственного Комитета Обороны, приказами Народных комиссаров обороны и Военно-Морского Флота. Разграничение ответственности, решающее право командующего Волжской флотилией в принятии конечных решений по всем вопросам, связанным с обеспечением безопасности нефтеперевозок в Волжско-Каспийском бассейне, позволяло добиваться непрерывного и твердого управления силами флотилии, войсками ПВО, а также гражданскими организациями при решении задач по защите Волжской водной коммуникации.

Штаб Волжской флотилии систематизировал и анализировал все данные обстановки на театре, своевременно готовил исходные материалы и оперативно-тактические расчеты для принятия командующим решений с постановкой задач командирам соединений, взаимодействовавшим Войскам ПВО страны и организациям транспортного флота. Решения командующего флотилией своевременно доводились до исполнителей, а выполнение строго контролировалось командованием и штабом на местах. Все это позволяло достигать согласованности действий по противоминной и противовоздушной обороне перевозок на Волжско-Каспийском бассейне.

В полной мере оправдала себя принятая в середине мая 1943 года организация боевого, навигационно-гидрографического и материально-технического обеспечения действий бригад траления и бригад речных кораблей, решавших главные задачи, поставленные перед флотилией.

На флотилии правильно была организована боевая и политическая учеба личного состава, оперативно-тактическая подготовка командного состава. В установленные сроки вводились в строй переоборудованные из транспортных судов боевые корабли, планомерно отрабатывался курс боевой подготовки надводных кораблей. Это имело большое значение в успешном решении боевых задач и вместе с тем дало возможность отправлять на Азовское море и в бассейн Днепра, на Чудское озеро и другие морские, речные и озерные театры вполне подготовленные, боеспособные корабли.

Одним из решающих условий боевых успехов флотилии явилась хорошо поставленная, активная партийно-политическая работа. Военный совет, политический отдел флотилии (начальник — контр-адмирал П. Т. Бондаренко, затем — капитан 1 ранга Н. П. Зарембо), политорганы соединений (начальники — капитаны 2 ранга С. Д. Бережной, И. И. Величко, Г. И. Спицкий, Ф. Я. Отмахов), партийные и комсомольские организации умело воспитывали личный состав в духе высоких идеалов партии, доводили до глубокого сознания каждого моряка задачи советского народа и его Вооруженных Сил в священной войне против заклятого врага, развивали у воинов чувство личной ответственности за выполнение боевых заданий командования.

В морально-политическом сплочении личного состава большое значение имел неуклонный рост рядов коммунистов и комсомольцев. В период кампании 1943 года почти вдвое увеличилось число партийных и комсомольских организаций. Только в июле — сентябре было принято в партию 461 человек, в комсомол — 323{154}.

Военный совет и политорганы флотилии поддерживали тесные связи с партийными и советскими организациями приволжских городов и сел, речниками бассейна Нижней Волги, политорганами взаимодействовавших Войск ПВО страны.

Защита водных путей Волжско-Каспийского бассейна была общим делом военных моряков, речников Волги и моряков Каспия, населения приволжских городов и сел, стремившихся внести свой вклад во всенародную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. В разгроме гитлеровцев на Курской дуге, в сражениях за Левобережную Украину, Таманский полуостров, за город Киев есть немалая заслуга всех тех, кто самоотверженно защищал от воздействия врага судоходство на Волжско-Каспий-ском водном пути в летне-осенние месяцы 1943 года.

 

http://demontag-c.ru/ демонтаж коттеджей.