Военно-морской флот России

М.А. Петров. Обзор главнейших кампаний и сражений парового флота. Ленинград. 1927. 

Глава ХII. Очерк военных действий.

Начало войны.

Выше, излагая историю начала Крымской войны, мы видели, какое пагубное влияние имело неопределенное политическое положение, когда правительство, избегая решительных шагов, отказывалось от активных операций, затягивало приготовления к войне, и даже после того, как она фактически началась, лелеяло надежду избежать ее. Благодаря этому была потеряна инициатива, в руки противника отдавалась возможность выбрать момент и самому начать войну с благоприятными шансами на успех.

Подобную же картину представляет начало и Русско-Японской войны. Несмотря на то, что 21 января 1904 г. дипломатические сношения между Россией и Японией по почину последние были прерваны, русское правительство продолжало надеяться на то, что войны не будет.

Никаких предупредительных распоряжений на случай военных действий сделано не было, и эскадра стояла на внешнем рейде Порт-Артура, как в мирное время, не приняв необходимых мер охранения. При этом наместник сообщил начальнику эскадры, что «он имеет уведомление о том, что прекращение переговоров не означает войны и что есть основание, что войны не будет».

Примечание. В это время в Петербурге адмирал Макаров, бывший тогда главным командиром Кронштадского порта, подал упр. морским министерством записку, в которой указывал на опасность оставления эскадры на внешнем рейде Порт-Артура, где она подвержена атакам миноносцев, указывая на необходимость принять меры охранения. Почти одновременно начальник главного штаба ген. Сахаров докладывал военному министру о неизбежности, по его мнению, войны, советуя нашему флоту не ждать нападения японцев, а самому перейти в наступление. Но эти предупреждения результата не имели.

Не вся эскадра была собрана в Порт-Артуре. В Чемульпо стоял посланный туда в распоряжение русского консула кр. 1 ранга «Варяг», там же находилась в качестве станционера кан. лодка «Кореец». Кан. лодка «Манджур» - была в Шанхае. Кроме того, как было предположено планом, 4 крейсера («Россия», «Громобой», "Рюрик" и «Богатырь») и отряд малых миноносцев базировались на Владивосток.

В то время, как русское правительство принимало запоздалые меры к улаживанию конфликта, Япония твердо решила начать войну без объявления ее. Японский план, построенный на идее стремительного развития операций, не допускал иного решения.

24 января адмирал Того, командовавший соединенным японским флотом, находившимся в этот момент в Сасебо, получил приказание начать военные действия. 25-го он вышел в море, имея целью атаковать русскую эскадру в Порт-Артуре, уничтожить «Варяга» и «Корейца» - в Чемулыю, где должен был высадиться первый эшелон японских войск для занятия Сеула.

Минная атака в ночь с 26 на 27 января 1904 г.

Русская эскадра, как сказано, стояла на внешнем рейде Порт Артура, совершенно открытой для нападения противника. Сколь велико было заблуждение русского высшего командования относительно действительного положения вещей, можно судить из того, что ночью суда стояли на рейде с огнями. Некоторые из них ночью 26 - 27 января грузили уголь и их палубы были ярко освещены, издалека указывая места и силуэты кораблей

На внешней, значит на наиболее угрожаемой, линии дислокации флота на Артурском рейде стояли лучшие корабли в частности «Цесаревич» и "Ретвизан", см. схему № 30). Это было уже военное невежество, переходившее границы допускаемых ошибок.

Для дозора в море назначались два миноносца, которые должны были крейсеровать ночью в 20 милях от рейда, имея «главным назначением» доносить обо всем важном старшему на рейде флагману, «возвращаясь на рейд и доходя к флагманскому броненосцу для получения новых приказаний», «возвращаться на рейд непременно полным ходом»... «без особого приказания боевого вооружения к бою не готовить, и крейсеровать с отличительными огнями»... Таковы отрывки из инструкции этим миноносцам, составленной как будто нарочно так, чтобы атакующие японские миноносцы, которые непременно должны были атаковать полным ходом, могли быть приняты эскадрой за возвращающие с моря свои дозорные миноносцы.

Для временного освещения горизонта было назначено дежурство, попарно, больших кораблей. Инструкцией предложено было - время от времени освещать горизонт прожекторам и если какой либо корабль будет обнаружен идущим в расположение эскадры, то останавливать его «упорным наведением на него луча прожектора» (?) и посылкой катера с офицером. В дежурство были назначаемы все большие корабли, по очереди. Этим нарушилось основное тактическое правило, обязывающее особенно охранять большие корабли. В злополучную ночь на 26 января дежурными были бр. «Ретвизан» (один из самых новых и сильных кораблей эскадры) и кр. «Паллада». Они и оказались подорванными при первой же атаке.

Два крейсера были под парами, готовые сняться по первому требованию.

Что касается крепости, то организация службы там оставляла столь же глубокие дефекты, из коих наиболее важным было отсутствие должной связи с флотом. Не ожидая, как и последний, внезапной атаки японцев, крепость затем, уже во время самой атаки, долгое время не могла разобраться в том, что происходит на рейде, и момент отражения атаки приняла - за учебную стрельбу флота, оставаясь безучастной к отражению.

Таким образом обстановка для японцев - была исключительно благоприятной. Они действительно, при надлежащей подготовке операции, могли уничтожить русский флот и сразу решить проблему бесспорного господства на море.

Выйдя из Сасебо главные силы японскою флота продолжали свое движение к Артуру. В 5 часов дня они подошли к о-ву Роунд (45 миль от Артура). В 6 часов Того поднял сигнал миноносцам "по заранее назначенному плану итти в атаку". После чего 3 отряда миноносцев пошли к Артуру, а два - к Талиенвану (Дальнему).

Но японцами была допущена крупная ошибка, с последствиями которой им пришлось считаться потом втечение всей кампании. Как сказано - русские нападения не ждали, обстановка допускала полное уничтожение русского флота. Для этою надо было назначить в атаку силы, достаточные для выполнения сокрушающего удара, выполнить таковой сразу и внезапно, и иметь возможность тотчас эксплуатировать добытый успех действиями главных сил флота.

Между тем японцы послали свои миноносцы в атаку отдельными отрядами, с значительными промежутками один после другого, лишь удар головного отряда был внезапным, а к следующему - русская эскадра была предупреждена.

Атака была назначена около полуночи. Главные же силы японского флота предполагали подойти к Артуру на утро, спустя несколько часов после атаки, когда противник мог приготовиться к их отражению,

Таким образом, правильно задуманная, но нерешительно и «в рассрочку» проводимая, японская операция в значительной степени дискредитировала возможные ее результаты.

Первый отряд японских миноносцев был замечен на русской эскадре лишь в момент самого приближения. Около 11 ч. 35 м. его увидели с «Ретвизана», который не успел даже сделать выстрела, как оказался подорванным торпедой.

Затем два миноносца были замечены "Цесаревичем", который открыл огонь, и вскоре получил торпеду в левый борт в кормовой части.

Третьей жертвой была "Паллада", получившая торпедное попадание.

Торпеды забороздили по рейду, но более не взорвали никого.

Вся эскадра тотчас приняла участие в отражении.

Затем японцами были произведены еще две атаки остальными отрядами, но уже безрезультатно.

«Цесаревич», имея сильный крен, тотчас направился в гавань, а «Ретвизан», принявший большое количество воды, сел на мель в проходе, затем его развернуло течением. Сел он плотно. "Паллада" прошла в гавань.

Таким образом русская эскадра была ослаблена. Ни один корабль не погиб, но восстановление поврежденных было длительно и сложно, ибо в Артуре не было дока для броненосцев. Эскадра была ослаблена на продолжительное время.

Эта атака имела громадное значение для хода всей войны. Японский флот и без того превосходил русский. Теперь же, с выводом из строя двух броненосцев и 1 крейсера - это превосходство было столь явным, что открытый бой в море русскими - реально, до исправления поврежденных кораблей - не мог быть поставлен целью.

Другим ее последствием было громадное моральное впечатление, которое она произвела на командование артурской эскадрой. Мы видели и ранее, что воля к наступлению у него была слаба. Теперь же она была парализована. Планы и предположения о борьбе в открытом море с японским флотом рассеялись, и эскадра наша, уже без дальнейшей борьбы, на первое по крайней мере время должна была уступить полное господства на море противнику.

Для японцев же - результат атаки не соответствовал тем замыслам, с которыми они шли на нее. Того не сумел сразу решить свою задачу и был в дальнейшем принужден, обеспечивая операции переброски войск на материк, учитывать наличие, хотя и ослабленной, русской эскадры

Бой 27 января 1904 г. на рейде у Порт-Артура.

Между тем Того, державшийся в море, решил сделать рекогносцировку к Артуру, вероятной целью которой было выяснение результатов атаки.

В 8 ч. утра на виду Артура показался 3-й боевой отряд адмирала Дева (4 кр.).

Русские крейсеры «Баян» и «Аскольд» пошли было навстречу японцам но были возвращены начальником эскадры, так как он решил сняться с якоря и принять бой.

Эскадра уже начала сниматься, когда (8 ч. 20 мин.) наместник, находившийся на берегу, семафором пригласил к себе командующего эскадрой. Затем последовал запрос от него, куда идет эскадра. Получив ответ, было передано, что - «начальнику эскадры представляется действовать по усмотрению, но иметь ввиду, что где либо вблизи сильная японская эскадра». В это время эскадра была уже на ходу предполагая преследовать японские крейсеры.

Последние вскоре скрылись, эскадра вернулась на рейд и стала на якорь.

Наместник вновь вызвал к себе командующего эскадрой (тенденция непосредственного управления с берега).

Дева, вернувшись к Того, донес ему, что большая часть русской эскадры стоит на рейде.

Примечание. В это время подходил к Артуру пароход «Манчжурия» на котором было до 27 тысяч снарядов, много предметов боевого снабжения и около 500.000 порций мясных консервов. Японцы его захватили.

Того сигналом объявил, что намерен атаковать главные силы неприятеля, и лег на Порт-Артур.

Примечание. Здесь видно отсутствие выдержки у Того. Атаковать русскую эскадру, хотя и ослабленную, в обстреле береговой крепостной артиллерии, непосредственно у ее базы - это слишком смелый, чтобы не сказать больше, замысел. Очевидно, над Того довлело сознание теперь же покончить с русской эскадрой, имея в виду неотложности дальнейших операций по переброске войск.

Его намерение было решительным, о том свидетельствует сигнал: «в этом сражении лежит победа или поражение. Пусть каждый приложит все силы».

Русские крейсеры-разведчики вышли в море и донесли о курсе и составе сил противника.

Командующий эскадрой - все еще был у наместника. Предварительные распоряжения были сделаны флаг-капитаном (Эбергардом). По его же сигналу - эскадра снялась с якоря и готовилась выстроиться в строй кильватера. С Золотой горы было передано приказание эскадре ожидать адмирала. Эскадра остановилась. Наконец, в 11 часов 14 мин. подошел катер с командующим флотом.

Примечание. Поразительный случай. Вот где система недоверия к помощникам. Конечно, должно было эскадре сниматься и идти. Что же делать, если командующего эскадрой нет на корабле.

Эскадра снялась с якоря и дала ход.

В 11 ч. 213 мин., когда русский флагманский корабль окончил поворот, был открыт огонь. Расстояние было невелико. Вскоре открыли огонь батареи и даже подорванные. стоявшие у выхода из внутреннего рейда «Ретвизан» и "Цесаревич".

В 11 ч. 45 мин. японцы отошли и бой прекратился.

Эскадра осталась на ходу. При маневрировании произошло столкновении «Севастополя» с «Полтавой». Последний получил пробоину и стал на якорь. (Неопытность в маневрировании - следствие экономии в плавании).

Вслед за тем стала на якорь и вся эскадра.

Потери в людях на эскадре были невелики. Небольшими они были и у японцев. Повреждений в сражении судов - почти никаких.

Бой этот не имел большого значения. Для Того он был разочарованием: Того рассчитывал, что большая часть судов уничтожена во время минной атаки, теперь же он убедился в действительных ее результатах.

Бой у Чемульпо.

В ту же ночь на 27-е января, когда японские миноносцы производили атаку на Артурскую эскадру, японцы высадили в Чемульпо передовой отряд (3.000) десантных войск, который был направлен для захвата Сеула В Чемульпо стояли русские крейсера «Варяг» и лодка «Кореец».

Еще накануне посланная из Чемульпо в Порт-Артур лодка «Кореец» встретила японский отряд адмирала Уриу в составе брон. крейсера «Асама», 4 легких крейсеров и 8 миноносцев. Японцы преградили путь «Корейцу», а миноносцы произвели на пего атаку, но неудачно (мины не попали). «Кореец» вернулся.

На следующий день командир «Варяга» получил от японского адмирала официальное уведомление о начале военных действий, и требование покинуть рейд до полудня, с угрозой в противном случае атаковать его на рейде. Иностранные станционеры получили также предупреждение от японского адмирала.

Командир «Варяга» - решил выйти и прорываться совместно с «Корейцем». Иначе говоря, он решил идти на самозаклание, ибо связав себя с «Корейцем», старым и не имевшим никакой боевой ценности судном, он обрекал вместе с тем и собственный 23-х узловой отличный крейсер.

Примечание. Этот случай требует, чтобы на нем остановить внимание. Несомненно, причиной такого решения является предрассудок, совершенно неправильное понимание обязанностей «взаимной выручки». Конечно, нельзя бросать корабль на произвол судьбы, в принципе. Но нельзя так делать вопреки здравому смыслу. С гибелью «Корейца» русский флот ничего не терял. «Варяг» же для него был очень ценен. Можно было взять команду «Корейца», прорываться полным ходом не дожидаясь рассвета, а ночью: дотянуть до ночи, осложнив переговоры с иностранцами, ибо Чемульпо был нейтральный порт.

Неравный бой «Варяга», вышедшего с большим энтузиазмом на подавляюще сильнейшего противника, не мог для него кончиться благополучно. Он шел ходом «Корейца» - японцам легко было его не упустить.

Получив большие повреждения, потеряв много убитых и раненых «Варяг» вернулся. После чего он был затоплен, а «Кореец» был взорван на рейде. Команда была взята на иностранные суда.

Высадка японских войск в Корее.

Таким образом, на долю японцев выпал ряд успехов, но этим не решался вопрос об обеспечении для них моря в той степени, как они нуждались для переброски войск. От японского флота требовалось во что бы то ни стало обеспечить последнюю. Им не удалось этого достигнуть 26 января. Теперь Того должен был стремиться по крайней мере заблокировать русскую эскадру, чтобы обезвредить от возможной угрозы морские сообщения.

Поэтому, сейчас же после выяснения исхода атаки 26 января японское командование вырабатывает план дальнейших атак, исполнение которых приурочивается к моментам высадки крупных эшелонов войск.

Как уже отмечено выше, первый эшелон японцев был высажен в Чемульпо, с началом войны, выйдя вместе с флотом. Это были передовые части 12-й японской дивизии, которая должна была занять Сеул, а затем продвинуться к Ялу. Вслед за ней тотчас началось приготовление к переброске гвардейской и 2-й дивизии, которые должны были составить 1-ю японскую армию под командой ген. Куроки.

В целях предупреждения русских в занятии Пин-янга, туда была выслана часть 12-й дивизии и этот пункт, приближенный к Ялу, был намечен для высадки следующих эшелонов, пока устье реки очистится ото льда. Затем предполагалось уже после– дующие эшелоны высаживать к устью р. Тайдон (см. схему № 29).

12-я армия закончила свою высадку (в Чемульпо, и часть в Тайдоне) 14 февраля. Затем началась посадка и отправка прочих частей 1-й японской армии.

Флот - прикрывал перевозку войск, временно базируясь на корейские шхеры. Для наблюдения за Корейским проливом были назначены отряды старых судов. Главные же силы флота оставались в Желтом море.

Русские войска сосредоточивались в Манчжурии. Передовые их отряды продвигались к западному берегу Ялу (Тюренчен).

Что касается русской эскадры, то она была прикована к Порт-Артуру как вследствие полученных повреждений, так и по причине необходимости выполнить ряд мероприятий по обороне и организации охранения, что не было выполнено заблаговременно в период подготовки к войне.

В ответ на внезапное нападение японцев на Порт-Артур, русские крейсера из Владивостока вышли в крейсерство к берегам Японии, но вследствие сильного шторма вернулись, уничтожив лишь 1 японский пароход (см. главу ХIV).

Постановка русскими минных заграждений у Артура.

Гибель "Енисея" и ,,Боярина".

С первого момента войны возник вопрос, который должно было давно предвидеть: о защите Талиенвана и г. Дальнего. Рядом с Артуром они давали отличную базу противнику, с усовершенствованными приспособлениями для выгрузки, с громадным, далеко превосходящим таковое Артура - портовым оборудованием. Дальний должен был быть первоклассным торговым портом. Министерство финансов не хотело его укреплять, оно всячески поддерживало взгляд на этот порт как на чисто коммерческое предприятие. Стратегическое же значение Дальнего, как непосредственной базы рядом с Артуром - было велико.

Уже после начала военных действий было необходимо организовать его оборону подручными средствами.

27-го января наместник приказал «Енисею» идти в Талиенван и заградить его двумя линиями мин.

В 6 ч. утра 28 января при очень свежей погоде с пургой, «Енисей» начал постановку, поставив 320 мин. Но работа была не закончена, командир просил разрешения на следующий день утром поставить оставшиеся у него 40 мин, чтобы выравнить заграждение. При попытке расстрелять две всплывшие мины он наскочил на одну из ранее поставленных мин, получил минную пробоину и через 15 мин. затонул. Команду успели посадить на шлюпки, последним бросился в воду часовой, командир же, кап. 2 ранга Степанов, отказался спасаться и разделил участь своего корабля. (Погибло около 90 ч., главным образом замерзли в воде.)

Между тем, в Дальнем приняли выстрелы «Енисея» за выстрелы миноносцев. Сухопутное командование (ген. Фок) подняло панику. Из Артура был выслан на поиски этих миноносцев крейсер «Боярин», который наткнулся на сдрейфовавшую мину, поставленную «Енисеем», взорвался, но остался на воде. Командир (кап. 2 ранга Сарычев), предполагая, что здесь находятся еще другие мины, счел положение безнадежным и бросил корабль, настояв на оставлении его и экипажем, перейдя на находившиеся поблизости миноносцы. Последние пытались взорвать крейсер, но это им не удалось (торпеды не попадали).

На следующее утро миноносцы пошли искать «Боярина» и нашли его приткнувшимся к мели в районе минных заграждений Крейсер был осмотрен и начальник отряда миноносцев пошел в Артур за портовыми средствами для его снятия. Однако, задувший шторм в ночь на 1 февраля сорвал «Боярина» н вероятно отнес на минное заграждение, где он и погиб. Пришедшие 1-го февраля миноносцы уже не нашли его.

Примечание. Вот два факта прошедшие почти в одно время. Один командир доблестно гибнет, другой - выказывает трусость.

Таким образом, новая потеря, но уже не по вине неприятеля - прекрасный заградитель и хороший крейсер.

Во Владивостоке, несколько позже, крейсер «Богатырь» в тумане выскочил на камни, и получил столь серьезные повреждения, что до конца войны не мог в ней принять участия.

Эти потери были весьма чувствительны. Они были расплатой за экономию, которой придерживалось морское ведомство в период подготовки флота к войне, не давая практики личному составу в плавании и боевых упражнениях.

Оперативные предположения артурского командования.

Вся энергия русского флота уходила на охранение рейда (броненосцы перешли во внутреннюю гавань), заграждение Талиенвана, организацию охранной службы п ремонт поврежденных судов. Боевые действия пока ограничивались стычками в районе Артура. Никакой разведки в море - не производилось, освещались районы непосредственно перед рейдом, не далее.

Операции в открытом море не ставились целью. Правда, проекты таких операций были. Наместник в заседании 4 февраля высказал, что «неприятель, согласно имеемым сведениям, намерен высадить часть действующей армии на северном побережье Кореи и Печилийского залива, но что это временно задерживается льдом, и есть вероятие, что прекращение действий против Артура следует объяснить уходом японского флота из Корейского залива для исправления судов, а потому - это наиболее благоприятный момент для производства демонстраций нашей эскадрой в шхерах у Чемульпо».

Но это предположение осуществлено не было. Не было решимости и веры в его целесообразность. Флот продолжал оставаться в гавани.

Уезжая из Порт-Артура и передав временно (до прибытия адмирала Макарова, назначенного командующим флотом) командование эскадрой адмирал) Старку, наместник дал директиву, основные пункты которой гласили: 1) "Ввиду значительного ослабления эскадры выводом из строя двух броненосцев и трех крейсеров в самом начале военных действий, главной вашей заботой должно быть сохранение броненосцев на случай решительных действий, сообразно обстоятельствам, одним из которых является необходимость воспрепятствовать высадке на побережье Ляодуня. 2) Для необходимого нравственною воздействия на неприятеля и стеснения его действий на Корейском и Печилийскоч заливах, а также с целью угрозы его сообщениям, ваше пр-во предпринимаете, сообразно обстоятельствам, со всей эскадрой успешную рекогносцировку по направлению к шхерам у Чемульпо или к другому пункту по вашему усмотрению. предварительно осветив местность крейсерами и миноносцами".

Этими директивами, а еще в большей степени подавленным моральным состоянием командования - был предрешен пассивный образ действий. Проблематичная активная операция - "в делах нравственного воздействия на неприятеля" - не являлась актом необходимости или следствием определенного расчета и отводилась в область сомнительных предположений. Опасение (или запрещение) риска ставило под знак вопроса и самый выход в море.

Действия японцев.

В то время, как артурское командование ограничивалось предположениями перейти к активным действиям, но сопровождало эти предположения лишь общими пожеланиями, не находя решимости к их осуществлению, Того действовал.

Выбрав временной базой одно из мест на корейском побережье 29 января он отправил два крейсерских отряда с двумя отрядами миноносцев к Артуру. Бурная погода однако, помешала их операции, имевшей целью выставить день для перехвата пароходов идущих в Артур.

Затем они решили произвести атаку на русскую эскадру. Один из японских миноносцев пробрался на рейд и пытался атаковать – "Ретвизан", но был отбит.

Таким образом, Того выяснил, что эскадра вошла на внутренний рейд. Тогда, не имея надежды дать ей бой в открытом море, он начал подготовку для закупорки ее на рейде.

Первая атака японских заградителей.

Японцы приготовили 5 пароходов с избранным личным составом для заграждения входа в Артур. План - такой: отряд истребителей должен войти па рейд, атаковать русские дозорные суда. вызвать за собой их в погоню и отвлечь их внимание. Другой отряд истребителей идет непосредственно впереди пароходов заградителей, охраняя и ориентируя их. Затем - заградители стремятся проникнуть во вход и там должны взорваться. Одновременно с заграждением входа они решили атаковать стоявший здесь «Ретвнзан». Затем один отряд истребителей должен был идти с донесением о результатах, другой - снять людей с заградителей.

7-го февраля экспедиция вышла по назначению. Вслед за ней вышли и главные силы японского флота.

Ночью 10 февраля японские истребители ворвались на рейд Артура.

С берегов они были замечены в лучи прожектора. Один истребитель направился к «Ретвизану», уже под сильным огнем. Выпущенная торпеда не достигла цели. Второй миноносец, пытавшийся атаковать «Ретвизан» - был встречен огнем последнего на расстоянии 4 каб. Другие два миноносца были так же отбиты.

В этот же момент были усмотрены заградители, на которые и был перенесен огонь «Ретвизана», сторожевых судов и батарей.

Ни один из пароходов не дошел до назначенного места, несмотря на проявленное ими упорство. Первый был быстро расстрелян и кроме того распорол себе дно о камни. У второго - был разбит руль, и он так же попал на камни. Третий - затонул в стороне. Два концевых - продолжали идти, но, встретив жестокий огонь «Ретвизана», не доходя нескольких саженей до цели, один пароход загорелся, свернул, имея повреждение руля, затонул в стороне от фарватера; второму - случайно попавшим снарядом отдало якорь и он также затонул в стороне.

Таким образом, вход остался свободен.

Всю ночь японские миноносцы шныряли по рейду, ища людей, большинство которых погибло и лишь небольшая часть была подобрана японскими миноносцами Несколько человек выгребли на берег у Золотой юры.

Утром русские миноносцы («Сторожевой» и «Стерегущий») были высланы осмотреть рейд. Они донесли, что ими усмотрены 4 неприятельских миноносца, а за ними далеко - несколько больших судов. Тогда к ним был послан еще третий («Скорый») и было приказано атаковать японские миноносцы. Несколько спустя наши вступили в перестрелку. Они были поддержаны «Новиком» (командир Н. О. Эссен). Затем вышел в море и «Баян».

Об этом было донесено Того. Последний убедился в неудаче заградительной операции.

Того держался еще несколько дней у Артура, его крейсеры подходили к рейду, произошло несколько стычек с нашими крейсерами и миноносцами (в одной из них погиб миноносец, «Внушительный»).

Затем русские крейсера выходили еще несколько раз. Вообще, всю службу несли только крейсера и миноносцы. Броненосцы же - стояли в гавани и скоро месяц, как они не выходили оттуда.

24-го февраля прибыл в Артур вновь назначенный командующий флотом адмирал Макаров. Вместе с этим начался новый период деятельности русской эскадры.

 

Купить сварочная проволока в ставрополе arkgou.ru.