Военно-морской флот России

Первая экспедиция Пахтусова на Новую Землю

(1832 - 1833)

Опись западного берега Новой Земли, произведенная Литке во время четырехкратного плавания у ее берегов в 1821-1824 гг., возбудила интерес к продолжению гидрографических исследований на севере.

Действительно, опись Литке не могла удовлетворить нужды мореплавания, требовавшие подробных описаний бухт, проливов, островов и якорных мест. Экспедицией Литке подробно был описан только Маточкин Шар, причем оказалось, что опись этого пролива, сделанная Розмысловым, достаточно точна. Что касается описи остальной части западного побережья Новой Земли, то Литке, проходя вдоль него на корабле, мог в сущности определять, частью по обсервации, частью по счислению, лишь особо выдающиеся в море мысы и приметные места побережья. Таким образом, Литке для составления карты Новой Земли, очевидно, пришлось вмещать между пунктами, координаты которых им были определены, подробности берегов лишь по рассказам бывалых людей и по их рукописным картам.

Между тем описи берегов, произведенные Врангелем, Анжу, Ивановым и Бережных либо сухопутными партиями по береговой черте, либо морем вблизи берегов на малых судах, дали прекрасные результаты. С таким же успехом Сарычев производил опись берегов Охотского моря и некоторых Алеутских островов на местных байдарах.

И вот в 1828 г. подпоручик корпуса флотских штурманов Илья Автономович Бережных, участвовавший с лейтенантом Анжу в описи Новосибирских островов и берега от Печоры до Канина Носа, подал проект описи Новой Земли по суше на оленях. В 1829 г. подпоручик Петр Кузьмич Пахтусов, проработавший в экспедиции Иванова четыре года, в свою очередь выдвинул проект описи Новой Земли на малом судне. Проект Пахтусова как более простой был одобрен в Петербурге.

В 1828 г. архангельский ученый лесничий П. Клоков разработал план возобновления процветавшей в XVI и XVII вв. морской торговли с Сибирью, так как доставка грузов из Западной Сибири в Европейскую Россию сухим путем обходилась слишком дорого. В 1832 г. Клоков вместе с архангельским: купцом В. Брандтом приступил к осуществлению своего проекта. По этому проекту необходимо было сначала выяснить, в какое время года. следует плавать в Енисей и откуда входить в Карское море: через Югорский Шар или через Маточкин Шар. Для этого необходимо было произвести опись восточных берегов Новой Земли, определить возможности устроения факторий на' разных участках пути к Енисею, учредить лоцманские становища.

Такой план требовал посылки сразу трех судов. Одно должно было пройти через Маточкин Шар и пересечь Карское море, второе должно было описать восточный берег Новой Земли, третье отыскать удобные места для факторий на южных берегах Карского моря.

Вскоре Клоков получил разрешение послать такую экспедицию, но. в Архангельске три подходящих для экспедиции судна найти не удалось. и пришлось послать только два судна. Одновременно Клоков получил разрешение привлечь к этому делу лейтенанта Василия Андреевича Кротова и Пахтусова. Кротов до этого назначения участвовал с 1828 по 1831 год. в экспедиции лейтенанта М. Рейнеке по описи Белого моря, командуя шхуной “№ 2”. Пахтусов участвовал в экспедиции Рейнеке с 1828г. по май 1832г. Все расходы по экспедиции несли Клоков и Брандт. Кротов получил. назначение командиром шхуны “Енисей (длиной 50 футов).

Его помощником был назначен поручик корпуса флотских штурманов Иван Филиппович Казаков, участвовавший в описи низовьев Печоры (1821-1822), Белого моря и в экспедиции Рейнеке с 1828 г. по май 1832 года.

Шхуна “Енисей” должна была пройти в Енисей через Маточкин Шар. 

Пахтусов был назначен командиром карбаса “Новая Земля” (длиной; 42 фута). Он должен был произвести опись восточного берега Новой Земли.

На случай зимовки того или другого судна было решено послать к Маточкину Шару сруб избы на нанятой для этой цели лодье Ивана Яковлевича. Гвоздарева, поднимавшей около 5 1/2 тысяч пудов груза.

На носу и на корме карбаса были устроены каюты для команды. Между каютами сплошной палубы не было, что облегчало управление парусами; и давало возможность идти на веслах. Карбас был одномачтовым, на нем было .две шлюпки: одна - на четыре человека и другая - на семь.

Своим помощником Пахтусов пригласил кондуктора флотских штурманов Николая Крапивина. Команда карбаса состояла из восьми вольнонаемных матросов.

1 августа 1832 г. Пахтусов вышел из Архангельска и 7 августа, находясь у Орловской банки в Горле Белого моря, встретил шхуну “Енисей”. Дальше “Енисей” пошел к Маточкину Шару, а “Новая Земля” к острову Колгуеву.

10 августа Пахтусов увидел первые льды и очертания южного берега Новой Земли. В тот же день “Новая Земля” вошла в губу Широчиху.

Льды, туманы, сильные ветры очень мешали описным работам и заставляли “Новую Землю” то и дело менять якорные места иногда греблею, иногда завозом, а иногда и бечевой. Однако опись берегов, хотя и медленно, но все же продвигалась.

23 августа в губе Каменка около Логиновой губы нашли ветхую промысловую избу, при ней крест, поставленный кормщиком Ивановым в 1759 г., и две могилы. С большим трудом 31 августа удалось перевести карбас в губу Каменку. Тем временем плавником подправили избу промышленников, 16 сентября перевезли с судна другую избу, провизию, запасы и инструменты. 19 сентября вытащили карбас на берег и поставили на подпоры. С этого дня начали правильные, через каждые два часа, наблюдения давления атмосферы, температуры воздуха и состояния погоды.

Всю зиму провели в разных занятиях и вели строгий режим жизни. Однако к новому году у наиболее слабых все же появились признаки цынги.

С 8 марта 1833 г. Пахтусов начал описные работы вблизи зимовки, уходя от нее иногда на несколько дней на значительные расстояния. 3 мая умер от цынги отставной боцман Василий Федотов и 13 мая помор Никифор Подгорный. Поручив Крапивину подготовку карбаса к плаванию, 24 июня Пахтусов с двумя матросами на шлюпке (длиной 16 1/2 футов) вышел для описи восточных берегов Новой Земли. Провизии было взято на месяц.

4 июля увидели речку и на северном ее мысу развалины избы. В 30 саженях от избы нашли упавший крест из лиственицы, на котором было вырезано: “Поставили сей животворящий крест, на поклонение православным христианам, зимовщики, 12 человек, кормщик Савва Ф.-.анов на Новой .Земле, по правую сторону Кусова носа”. На большой поперечине креста было вырезано:

“ЗСН оду июля 9 дня”.

Эта надпись означает, что крест был поставлен в 7520 г. по старому русскому счислению или в 1742 г. по современному.

В своих дневных записках Пахтусов записал:

“Около надписи фамилии выветрила(сь) трещина дерева, так что в промежутках между Ф и А можно поместить два или три слова (буквы), например ОФ и ЕОФ, и таким образом составится Фофанов или Феофанов. Нельзя сомневаться, что это тот самый Савва, который обошел Новую Землю кругом около мыса Доходы (мыс Желания), хотя предание называет его Лошкиным, но эта разница в прозвище могла произойти от двух причин: или Савва имел две фамилии - Лошкин и Фофанов, или вырезывавший надпись на кресте, из уважения к самому кормщику, назвал его по отчеству Феофановым”

По-видимому, Савва зимовал с большим судном, так как становая, т. е. главная, и находившаяся в недалеком расстоянии разволочная (временная промысловая) избы были срубовые, значит привезенные с собой в разобранном виде. Вблизи изб могил не было. Из этого Пахтусов заключил, что зимовка прошла благополучно и что “Новая Земля не столь страшна, как нам показалась в бедном нашем жилище, устроенном из сырого плавника. Эту реку, в память предприимчивому кормщику, означил я под именем Саввиной”.

Название это сохранилось до сих пор. 

5 июля, достигнув 71°38'19" с. ш., Пахтусов отправился в обратный путь и 7 июля вернулся к зимовью, пробыв в отсутствии две недели. Это было героическим делом.

11 июля Пахтусов на карбасе покинул зимовье, в котором его отряд провел 297 дней. По обычаю промышленников в избе было оставлено около 20 фунтов печеного хлеба, около полутора пудов муки, огниво и небольшое количество дров.

13 августа Пахтусов, описывая по пути восточный берег Новой Земли, подошел к восточному входу в Маточкин Шар. Выйдя из Маточкина Шара 19 августа, он направился на юг. 21 августа умер от цынги помор Николай Рудаков. По пути на юг карбас не раз попадал в штормы, во время одного из них, по образному выражению Пахтусова, “Новая Земля” была “в какой-то яовой сфере, состоящей более из воды, чем из воздуха”.

Из-за штормов и недостатка продовольствия Пахтусов вернуться в Архангельск не смог и вынужден был идти в Печору. 29 августа у Русского Заворота “Новая Земля” приткнулась к мели, с которой снялась с помощью бочек, подведенных под корму. 3 сентября сильным штормом карбас бросило на отмель и всего его заполнило водой и песком. Только к 12 сентября удалось исправить судно. 17 сентября “Новая Земля” была поставлена на зимовку у деревни Куя на реке Печоре. 21 ноября 1833 г. Пахтусов вернулся в Архангельск.

Таким образом, в первый раз после Саввы Лошкина был обойден южный остров Новой Земли.

По возвращении в Архангельск Пахтусов узнал, что лодья Гвоздарева, дойдя до Малых Кармакул, на западном берегу южного острова Новой Земли, потеряла грот-мачту, выгрузила избу в Кармакулах и 28 августа 1832 г. вернулась в Архангельск. О судьбе шхуны “Енисей”, с которой “Новая Земля” рассталась 7 августа 1832 г., никаких сведений не было.

Пахтусов о своем плавании представил прекрасный отчет вместе с таблицами наблюдений и картами.

Кроме того, он представил “Дневные записки, веденные подпоручиком Пахтусовым при описи восточного берега Новой Земли в 1832 и 1833 годах”. Эпиграф к этим запискам был таков: “Я расскажу, как было, а вы судите как угодно”.

 

http://www.documentoved.ru/ooo/likvidacija_ooo добровольная ликвидация ооо.