Военно-морской флот России

Кругосветное плавание Коцебу на шлюпе "Предприятие"

(1823-1826)

Шлюпу “Предприятие” под командой капитан-лейтенанта Отто Евстафьевича Коцебу была поручена доставка грузов на Камчатку и крейсерство для охраны русских поселений на Алеутских островах. Одновременно ему разрешалось производство географических исследований, но “не в ущерб основным заданиям”. До этого Коцебу участвовал в кругосветных плаваниях - кадетом на “Надежде” (1803-1806) и командиром “Рюрика” (1815-1818).

Шлюп был специально построен для предстоящего плавания. Грузоподъемность его была 750 тонн.

28 июля 1823 г. шлюп вышел из Кронштадта. Он имел на борту 118 человек, в том числе приглашенных в экспедицию ученых: астронома Вильгельма Прейса, физика Эмилия Ленца, геолога Эрнста Гофмана и доктора медицины Ивана Эшшольца, уже плававшего с Коцебу на “Рюрике”.

Зайдя на пути для приема заказанных раньше приборов в Копенгаген и Портсмут, Коцебу вышел в море, но встретил сильный шторм и вынужден был возвратиться обратно на рейд. Окончательно он покинул Портсмут лишь 11 сентября.

По пути Коцебу зашел было в порт Санта-Крус (остров Тенерифе. Канарские острова), однако здесь судно неожиданно было обстреляно береговыми батареями по приказу губернатора острова - ярого республиканца.

Не желая терять времени на переговоры, Коцебу пошел прямо в Рио-де-Жанейро, куда и прибыл 2 ноября. После закупки провизии и мелких исправлений шлюп 28 ноября вышел в море, обогнул мыс Горн и 17 января 1824 г. стал на якорь в бухте Консепсьон (Чили).

Отсюда 3 февраля Коцебу направился к архипелагу Туамоту, в котором в 1816 г. во время кругосветного плавания на “Рюрике” ему уже удалось открыть несколько островов.

2 марта был открыт и описан атолл, названный в честь шлюпа островом Предприятия. Далее были проверены и уточнены положения островов Аракчеева и Волконского (открыты Беллинсгаузеном в 1819 г.), Румянцева и Спиридова (открыты в 1816 г. “Рюриком”), Паллисера (открыты Куком), Грейга (открыт Беллинсгаузеном в 1819 г.).

14 марта Коцебу стал на якорь в бухте Матаваи острова Таити. За время стоянки были засняты бухта, в которой стояло “Предприятие”, и другая-к северо-востоку от нее. Здесь Коцебу обратил внимание на то, что в результате деятельности миссионеров население Таити со времени Кука уменьшилось в 10 раз.

24 марта шлюп взял курс к архипелагу Мореплавателей (Самоа). Уже на второй день был открыт остров Беллинсгаузена. Кроме того, во время плавания у островов Самоа некоторые из них были описаны морской съемкой

29 апреля стали на якорь у островка Отдиа (атолл Румянцева), уже посещенного “Рюриком” в 1817 году.

Здесь Коцебу встретил многих своих знакомых, семь лет тому назад подружившихся с русскими моряками. Эту встречу Коцебу описывает так: “Когда я вышел на берег, народ бежал ко мне толпами... и увидев своего старого знакомого, предался шумной детской радости, я должен был позволить восхищенным отдийцам обвесить меня венками из цветов и зеленых ветвей... они очень хотели знать о моих прежних спутниках- Тимаро (Шишмареве), Тамисоо (Шамиссо) и о прочих”.

Столь радостная встреча островитян с русскими моряками очень знаменательна. Она еще раз подчеркивает разницу в отношении русских и так называемых “культурных западноевропейцев” к людям другого цвета кожи.

От атолла Румянцева Коцебу направился на Камчатку и 9 июня стал на якорь в Петропавловской гавани. После сдачи грузов Коцебу 20 июля вышел из Петропавловска и 10 августа пришел в Ново-Архангельск, где увидел фрегат “Крейсер”, которого должен был сменить.

Здесь Коцебу от тогдашнего правителя Русской Америки капитан-лейтенанта Муравьева узнал, что до 1 марта 1825 г. пребывание “Предприятия” в Ново-Архангельске не нужно, так как наплыв местных жителей и приход иностранных судов в эти воды начинается только в марте. Тогда Коцебу решил уйти на это время на отдых в Сан-Франциско, 10 сентября снялись с якоря и 27 октября были в Сан-Франциско.

25 ноября Коцебу отправился из Сан-Франциско на Гавайские острова и 14 декабря пришел в Гонолулу. Местные жители уверяли Коцебу, что к ним еще никогда не заходил такой большой корабль.

Во время стоянки островитяне, ныряя, исправили медную обшивку - “Предприятия”. Они оставались под водой очень долго - до 48 секунд.

31 декабря Коцебу снова отправился в Ново-Архангельск, куда прибыл 24 февраля 1825 года. Во время стоянки в Ново-Архангельске мичман Вукогич произвел опись северной части залива этого порта.

19 июля в Ново-Архангельск пришло из Кронштадта судно Российско-американской компании “Елена” под командой лейтенанта Петра Егоровича Чистякова. От Чистякова Коцебу узнал, что между Россией и Соединенными Штатами Америки в 1825 г. заключено соглашение, по которому купцам этой республики разрешалась свободная торговля во всей Русской Америке. Таким образом, одна из причин крейсерства военных судов у берегов Русской Америки отпадала. Кроме того, для защиты самого Ново-Архангельска оставалась “Елена”. Главный правитель на запрос Коцебу ответил, что надобности в пребывании шлюпа не предвидится. Желая полнее использовать время для научных исследований, Коцебу уже 11 августа вышел из Ново-Архангельска и 14 сентября стал на якорь в Гонолулу. 19 сентября Коцебу отправился к островам Радак Маршалловой группы.

8 октября был открыт и описан атолл, названный в честь второго лейтенанта “Предприятия” Николая 'Петровича Римского-Корсакова. На следующий день была описана еще одна группа островов, названная именем врача экспедиции Ивана Ивановича Эшшольца. Сейчас эта группа называется атоллом Бикини, ставшим широко известным как место испытаний атомных бомб, проводимых США.

Простояв у острова Гуам, в Маниле, у Зондского пролива, у острова Св. Елены, в Портсмуте, в Хельсингёре и в Копенгагене, Коцебу 10 июля 1826 г. вернулся в Кронштадт.

Плавание “Предприятия” продолжалось три года без десяти дней. Самый длительный переход под парусами (от Таити до Камчатки и от Манилы до острова Св. Елены) продолжался 77 дней.

Во время плавания были выполнены многие научные изыскания. Прежде всего надо отметить точные определения географических координат вновь открытых островов, а также островов и отдельных пунктов на материке, у которых шлюп стоял на якоре. Одновременно производилась опись этих мест. Кроме того, определилось магнитное склонение, колебания уровня моря и производились обычные метеорологические наблюдения. В некоторых пунктах производились определения величины силы тяжести.

Наибольшее научное значение имеют океанологические наблюдения. Находившийся на борту шлюпа физик Ленц, впоследствии знаменитый русский ученый, построил батометр (прибор для взятия проб воды с глубин океана), изолированный от теплового воздействия слоев воды, через которые этот прибор проходил при подъеме на палубу. Таким образом, температура образца воды, взятого с глубины (если исключить влияние давления на температуру), не изменялась. По этому принципу в дальнейшем строились все теплоизолированные батометры.

С помощью своего батометра Ленц произвел много глубоководных измерений температуры и удельного веса морской воды. Наибольшая глубина, одного из вертикальных рядов температур была равна 1 778 м, а наибольшая глубина отдельного измерения была равна 1 972 метрам. Глубоководные наблюдения производились в 13 местах, в четырех из них было определено вертикальное распределение температур. При вычислении глубины погружения приборов вводились поправки на отклонения троса от вертикали и на укорачивание троса при намокании. Методы и приборы, использованные на “Предприятии”, положили начало точным океанологическим работам.

Ленцу и его учителю Парроту принадлежит также устройство вьюшки с автоматическим тормозом, облегчающим определение момента прикосновения лота ко дну. Описание вьюшки было опубликовано Ленцем в 1834 году. Это важное изобретение претерпело удивительную судьбу.

Как свидетельствует Владимир Аполлинарьевич Снежинский, “В 1868 т. на корвете “Львица” под командованием капитан-лейтенанта Ф. Н. Кумани был проведен способом Ленца глубоководный промер Черного моря. На нескольких точках глубины одновременно измерялись электролотом Э. Х. Шнейдера (воспитатель Петербургского училища правоведения), у которого лот с краном опускался на изолированном медном кабеле, т. е. н а проволоке. При ударе о дно отделяющийся груз замыкает цепь и включает звонок... Промер Кумани производился по просьбе Индо-Европейской компании. На борту корвета находился представитель компании...”

“В 1872г. Томсон (лорд Кельвин), учредитель Индо-Европейской компании, получил патент на глубоководную промерную лебедку с автоматическим тормозом (Ленца), проволочным лотлинем (Шнейдера) и лотом с самосбрасывающимся грузом (Петра Первого). И в 1890-1891 гг. океанографическая экспедиция, работавшая под начальством И. Б. Шпиндлера, уже использовала при глубоководном промере того же Черного моря глубомерную машину... Томсона”.

Наблюдения Ленца были весьма высоко оценены С. О. Макаровым. Макаров писал:

“Наблюдения Ленца (определения удельного веса морской воды) не только первые в хронологическом отношении, но первые и в качественном, и я ставлю их выше своих наблюдений и выше наблюдений “Челленджера” - судна знаменитой английской экспедиции по исследованию Мирового океана, продолжавшейся с декабря 1872 г. до мая 1876 года.

Важен не только самый факт измерения Ленцем температуры глубинных слоев воды океана, - он первый определил, что температура вод Мирового океана на глубинах очень низка. Ленц высказал первые доказанные опытом положения, что теплые воды тропиков поверхностными течениями выносятся в высокие широты, а холодные полярные воды глубинными течениями проникают в низкие широты.

Весьма ценны и этнографические наблюдения самого Коцебу, особенно во вторично посещенных им местах. По этим наблюдениям можно судить о коренных переменах в быте и нравах островитян в худшую сторону под воздействием “европейской цивилизации”, происшедших всего за восемь лет.

 

Зубная клиника мытищи, стоматология города мытищ http://www.nikadent.ru/.