Военно-морской флот России

Сквозное плавание ледокольного парохода "Сибиряков" СМП

(1932)

Сквозное плавание ледокольного парохода “Сибиряков” по Северному морскому пути, формально совпавшее с началом проведения Второго Международного полярного года, было подготовлено рядом предварительных мероприятий на советских морях. Это плавание по существу приобрело большее, чем проведение Международного полярного года, историческое значение.

Мы видели, что Карские экспедиции начались с 1920 г., а Колымские рейсы, получившие название Северо-восточных экспедиций, с 1923 года. В 1927 г. Колымские рейсы были продолжены до устья Лены. Но во время проведения Карских и Колымских экспедиций проводить какие-либо систематические научные исследования было нельзя. Рассчитывать на возможность исследований в высоких широтах на маленьких и слабых судах можно было только при особо благоприятных ледовых условиях.

Первыми плаваниями в ледовых условиях, сопровождавшимися научными исследованиями, были плавания ледокола “Ермак” (1898-1901) и ледокольных пароходов “Таймыр” и “Вайгач” (1910-1915). Началом использования ледокольного парохода для производства научных исследований среди льдов надо считать экспедицию Пловучего морского научного института на ледокольном пароходе “Малыгин” (1921).

Однако планомерное использование ледокольных пароходов для исследования высоких широт началось лишь с 1929 года. В этот год экспедиция Института по изучению Севера, возглавляемая Отто Юльевичем Шмидтом, на ледокольном пароходе “Г. Седов” под командованием Владимира Ивановича Воронина, отправилась на Землю Франца-Иосифа и построила обсерваторию в бухте Тихой.

В 1930 г. экспедиция, опять на “Г. Седове” и под тем же руководством, снова прошла к Земле Франца-Иосифа и доставила в бухту Тихую смену зимовщиков, разное оборудование и припасы.

Закончив эту операцию, “Г. Седов” прошел в Русскую Гавань на Новой Земле, где пополнил запасы угля с пришедшего сюда ледокольного парохода “Сибиряков”. 11 августа “Г. Седов” вышел в море и, обогнув северо-восточную оконечность Новой Земли, направился к северо-востоку, чтобы проверить существование острова, предсказанного еще в 1924 г. В. Ю. Визе на основании анализа дрейфа “Св. Анны”. 13 августа остров действительно был обнаружен и назван в честь Визе. От острова Визе “Г. Седов” взял курс прямо на восток к Северной Земле, на которую должен был высадить для описи этой Земли партию Георгия Алексеевича Ушакова. Однако из-за тяжелых льдов он вынужден был спуститься к югу. 22 августа экспедиция открыла в северной части Карского моря два небольших острова, названных по имени принимавшего участие в экспедиции профессора Бориса Лаврентьевича Исаченко и капитана “Г. Седова” Воронина. От островов Исаченко и Воронина “Г. Седов” повернул снова на север вдоль западного побережья Северной Земли в поисках удобного места для высадки партии Ушакова.

23 августа на этом пути был открыт остров Длинный, а 24 августа “Г. Седов” стал на якорь у группы небольших островов, названных впоследствии островами Седова. На одном из них - Домашнем - была организована научно-исследовательская станция и высажена партия Г. А. Ушакова, состоявшая из четырех человек.

Выгрузив станцию и запасы, “Г. Седов” снова пошел на север и 31 августа достиг 80°58' с. ш. Дальнейший путь преградили тяжелые льды. Приблизительно в 2-3 милях от этой точки был усмотрен нацело погребенный под ледяным покровом остров (“ледяная шапка”), названный в честь начальника экспедиции островом Шмидта. 14 сентября “Г. Седов” вернулся в Архангельск.

Плавание “Г. Седова” в 1930 г. оказалось очень интересным. Экспедиция сделала географические открытия (острова Визе, Воронина, Исаченко, Седова, Шмидта), совершила первое плавание вдоль западного побережья

Северной Земли, организовала там зимовку и произвела много ценных гидрометеорологических наблюдений.

Еще С. О. Макаров во время плаваний на “Ермаке” в 1901 г. подметил, что теплые атлантические воды глубинным течением огибают с севера Землю Франца-Иосифа и вливаются в Баренцево море. Точные наблюдения, выполненные “Г. Седовым”, подтвердили это явление, имеющее большое влияние на ледовитость Карского и Баренцева морей.

Таким образом, плавание “Г. Седова” в 1930 г. явилось подготовительным к плаванию ледокольного парохода “Сибиряков” в 1932 году. Возглавлял экспедицию О. Ю. Шмидт, его заместителем по научной части был В. Ю. Визе, капитаном “Сибирякова” В. И. Воронин.

“Сибиряков” (водоизмещение-1 383 т, машина-2 000 л. сил) вышел из Архангельска 28 июля 1932 г. и через Маточкин Шар прошел в Карское море. Первые льды были встречены в 25 милях к востоку от Маточкина Шара, но больших затруднений они не представили и уже 3 августа “Сибиряков” стал на якорь у острова Диксон. Пополнив запасы угля, “Сибиряков” 11 августа отправился в дальнейший путь и 13 августа подошел к острову Домашнему, на котором два года тому назад была устроена станция и база партии Ушакова. На пути к Северной Земле был открыт остров, названный в память военного гидрографа К. Е. Сидорова островом Сидорова.

Окончив выгрузку привезенных материалов, “Сибиряков” взял курс на север, с целью пройти в море Лаптевых, обогнув с севера Северную Землю. Это был очень смелый шаг, но, во-первых, “Седов” в 1930 г. уже сделал разведку западной половины этого пути, во-вторых, Ушаков передал Шмидту предварительную карту Северной Земли, основанную на работах его партии, что, конечно, облегчало плавание, в-третьих, состояние льдов у Северной Земли было значительно лучше, чем в 1930 году.

В результате работы партии Ушакова оказалось, что Северная Земля состоит из четырех главных островов. Самый большой был назван островом Октябрьской Революции. Остальные три главных острова получили имена “в честь тех, кто совершил революцию и тех, кому предстояло завершить ее достижения: острова Большевик, Комсомолец и Пионер”.

На пути к северу “Сибиряков” встретил кромку льдов только на 81°07' с. ш., а 15 августа достиг самой северной точки своего плавания: 81°28' с. ш., 96°54' в. д. Глубина в этой точке была равна 313 метрам. Следовательно, “Сибиряков” еще не вышел за пределы материковой отмели. Он находился несколько восточнее мыса Молотова, т. е. он был уже в море Лаптевых. Дальше на север льды были непроходимы, “Сибиряков” повернул на юг вдоль восточных берегов Северной Земли. Сначала он шел по полынье вдоль восточного берега острова Комсомолец, но потом полынья сузилась, и ему пришлось пробиваться во льдах. Особенно трудно было у восточного входа в пролив Красной Армии. Здесь лед пробивали ударами, а иногда и взрывали аммоналом. 22 августа “Сибиряков” у восточного входа в пролив Вилькицкого оказался, наконец, на чистой воде. Впервые Северная Земля была обойдена с севера.

Предполагалось, что после обхода Северной Земли удастся обогнуть с севера и Новосибирские острова. Однако попыткам пройти на восток препятствовали тяжелые льды. Продвижение было трудным. У северо-восточного берега полуострова Таймыр “Сибиряков” опять встретил тяжелые льды, из которых удалось выйти только на 76°05' с. ш. и 116° 30' в. д. Здесь навстречу ему вышел исторический корабль “Лена” -первый пароход, пришедший в устье Лены с запада в 1878г., - более полустолетия тому назад.

30 августа, имея на буксире колесные пароходы “Партизан” и “Якут”, чтобы отвести их на Колыму, “Сибиряков” вышел из бухты Тикси и

подошел к устью Колымы 3 сентября, откуда буксируемые “Сибиряковым” пароходы пошли в Колыму самостоятельно. Здесь же состоялась знаменательная встреча советских судов, идущих по Северному морскому пути с запада и с востока. Ледорез “Литке” вел на запад караваны судов Северо-восточной экспедиции.

После непродолжительной стоянки “Сибиряков” вышел в море к Берингову проливу. После меридиана 167° в. д. начали попадаться многолетние торосистые льды. Их подводные тараны простирались до 4-5 метров. Таких льдов “Сибиряков” еще не встречал.

Работая ударами, а иногда взрывая лед аммоналом, “Сибиряков” 10 сентября пробился к Колючинской губе, поломав во время борьбы со льдами все четыре лопасти винта. Для замены лопастей необходимо было поднять корму судна метра на три. Этого достигли переброской грузов, главным образом угля и продовольствия, с кормы на нос.

16 сентября после смены лопастей “Сибиряков” продолжал свой путь. Обогнув остров Колючин с юга, “Сибиряков” легко проследовал до мыса Джэнрэтлен, но дальше опять вошел в тяжелые льды. 18 сентября несколько западнее мыса Сердце-Камень обломался конец гребного вала, и корабль потерял способность движения. Отданный на волю ветра и дрейфа льдов, пароход начал выписывать причудливые зигзаги и петли. Когда льды дрейфовали в неблагоприятном направлении, пробовали бросать якорь, но это не помогало. 27 сентября северо-западным ветром льды несколько разрядило, и на “Сибирякове” поставили паруса, наскоро сшитые из брезентов и шлюпочных парусов. Наконец, после тяжелой борьбы со льдами, то отводя льдины в стороны с помощью ледяного якоря и паровой лебедки, то взрывая льдины, то поднимая, то опуская паруса, “Сибиряков” 1 октября вышел на чистую воду у Берингова пролива. Здесь его взял на буксир вызванный по радио траулер “Уссуриец” и отвел в бухту Провидения.

После похода “Сибирякова” постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 17 декабря 1932 г. было образовано Главное управление Северного морского пути, задачей которого ставилось “продолжить окончательно Морской путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать этот путь, держать его в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания по этому пути”.

Так было совершено первое сквозное плавание по Северному морскому пути с запада на восток без зимовки. Оно доказало, что такие сквозные плавания вполне возможны, и это было очень важно. Действительно, надо еще раз напомнить, что хотя плавания по Северному морскому пути возможны только в течение немногих месяцев в году, но они проходят по отечественным водам. Кроме того, они много короче плаваний через Суэцкий и Панамский каналы. Так, расстояние от Архангельска до бухты Провидения (Берингово море) по Северному морскому пути составляет около 3200 морских миль, а по Южному морскому пути около 16000 морских миль. Расстояние от Мурманска до Владивостока по Северному морскому пути около 5 800 миль, а по Южному - около 12 800 миль. Протяжение же собственно Северного морского пути, считая от новоземельских проливов до Берингова пролива, составляет всего лишь около 2 800 морских миль.

 

http://24open-casino.com/ Лучшие и честные онлайн казино Украины.